ru en ўз
1 USD = 8096.33  
1 EUR = 9608.72  
1 RUB = 137.57  
ru en ўз
Главная / Здравоохранение / Мирзаголиб Тилляшайхов заверил, что качество помощ...

Мирзаголиб Тилляшайхов заверил, что качество помощи онкобольным заметно улучшится

Как изменились взгляды директора Республиканского онкологического научного центра Мирзаголиба Тилляшайхова на некоторые вопросы после выхода новых указов и постановлений руководства страны? Этим и многим другим интересовались пользователи социальных сетей, обратившиеся к специалисту через проект «Временно доступен».

В последний раз мы предложили участникам проекта «Временно доступен» задать вопросы директору Республиканского онкологического научного центра, профессору Мирзаголибу Тилляшайхову. Те, кто не упустил эту возможность в группе «Врачи Ташкента», даже завязали между собой переписку, и нашему гостю пришлось комментировать не одно конкретное обращение, а общаться в таком ключе.

Так, Rada Abdullaeva пишет: «Хорошо, если бы руководство и других медицинских центров отвечало на вопросы. В частности меня волнует вопрос, почему к ним можно попасть только за деньги?»…

Вместе с тем еще до того, как мы передали вопросы Мирзаголибу Тиляяшайхову, здеь же в комментариях ответить на вопрос вызвался Jakhongir Alidjanov. Он пишет: «Речь, скорее всего, идет о «специализированных» центрах. Все эти медцентры были организованы по указу Президента РУз и все (кроме РОНЦ) официально оказывают платную помощь, на основе цен, утвержденных Минфином и Минздравом».

Мирзаголиб Тилляшайхов: – Думаю, что лучше эти реплики прокомментировали бы в Министерстве здравоохранения, поскольку этот вопрос в масштабе всей системы здравоохранения решается при активном участии именно этим ведомством. Вместе с тем хотел бы дополнить и поправить Джахонгира в том. что бесплатная медицинская помощь оказывается в соответствии с перечнями, утвержденными руководством страны. В этот перечень, кроме онкологической помощи, включена первичная медицинская помощь, экстренная медицинская помощь, а также помощь пациентам с установленными социально значимыми заболеваниями. Также есть льготный контингент, который на основании выписанного ордера может получать медицинскую помощь и в республиканских медучреждениях, в том числе специализированных медицинских центрах. Подробнее с этими перечнями и условиями получения бесплатных ордеров можно ознакомиться на сайте Министерства здравоохранения или же обратившись непосредственно в Министерство здравоохранения либо его территориальные подразделения. Нормативная документация, регламентирующая эти вопросы, также имеется в информационно-правовых ресурсах Интернета.

От редакции: На сегодняшний день проект «Временно доступен» тесно сотрудничает не только с Республиканским онкологическим научным центром, участниками нашего проекта уже стали руководители многих республиканских медицинских центров. Подробнее о наших участниках вы можете узнать, прокрутив ленту в группе Facebook «Временно доступен».

Екатерина Чен: – В рамках развития онкологической службы планируется закупка оборудования и реконструкция центра, также была информация о создании хосписов. Но есть достаточно крупная проблема с психологическим состоянием пациентов. Для кого-то сложно принять заболевание, даже в начальной стадии. Для многих большой проблемой становится дальнейшая жизнь после лечения, особенно колечащих операций, и многим требуется лечение вплоть до назначения специальных препаратов. Ввиду этого хотелось бы узнать, планируется ли, помимо хосписов, какая-то психологическая помощь пациентам на уровне центра и онкодиспансерорв. К примеру, штатный психотерапевт, специализирующийся на пациентах именно с онкопатологией?

Мирзаголиб Тилляшайхов: – Мы придерживаемся мнения, что каждый специалист, работающий в онкологической службе, должен быть психологом. Для этого еще в студенческие годы будущим врачам преподают такие дисциплины, как психология, врачебная этика, деонтология, на которых рассматриваются психологические аспекты взаимоотношений врача и пациента, между врачами и так далее. Вопросам культуры общения с пациентами большое внимание уделяется и на специальных плановых и внеплановых мероприятиях в медицинских учреждениях.

Что касается введения штатной единицы психолога, то, скорее всего, это будет сделано в 2018 году, когда будем открывать хосписы. В этих учреждениях планируется предусмотреть штатные единицы психолога.

Что касается других учреждений онкологической службы, то здесь пока введение штатных единиц психолога не предполагается. Мы просто не сможем обеспечить эти единицы квалифицированными специалистами, которые смогут организовать работу на должном уровне. Поэтому пока будем придерживаться позиции, что каждый врач должен быть психологом. И будем вести работу по повышению их квалификации в этом направлении.


Азизбек Болтаев: – В одном из своих интервью Вы сказали: «Я вообще против того, чтобы частные клиники занимались лечением онкологических больных». Изменилось ли ваше мнение на этот счет с момента выхода постановления Президента Республики Узбекистан о мерах по развитию частного сектора здравоохранения? Как возглавляемый вами центр будет способствовать развитию медпомощи онкологическим пациентам через частные клиники?

Мирзаголиб Тилляшайхов: – Мы живем в демократическом государстве, где каждый человек, каждый специалист имеет право на собственное мнение. В прошлом интервью я поделился именно таким мнением, его я придерживаюсь и сейчас. При этом исхожу исключительно из того, что онкологическое заболевание – это в любом случае очень тяжелое и дорогостоящее бремя для любой семьи. Лечение в частной клиники подразумевает, что пациент будет платить абсолютно за все, что для него там делается.

Что касается принятого решения, то при его выработке были выслушаны предложения и позиции других специалистов, проанализированы все плюсы и минусы. Очевидно, что при принятии решения позиция относительно того, что нужно развивать онкологию и в частных клиниках, была обоснована и поддержана большим числом специалистов.

Значит, пациенты получат право выбора. При этом помощь онкологическим больным в государственных медучреждениях по-прежнему остается бесплатной.

Что касается дальнейших взаимоотношений нашего центра с частными клиниками, которые будут оказывать помощь онкологическим больным, то они будут строиться на основании законов и нормативных актов. А это значит, что мы будем помогать им решать кадровые вопросы, обеспечивать необходимой нормативной документацией, в том числе стандартами диагностики и лечения. Хочу сказать, что в лице частных клиник мы видим надежного партнера, который поможет поднять качество медицинского обслуживания пациентов.

Владимир Кузнецов: – Как вы намерены поступить с научным наследием центра: развивать дальше или поступать, как ваш предшественник?

Мирзаголиб Тилляшайхов: – Наш центр имеет неплохие результаты научной работы, многие из которых были получены и в результате исполнения проектов, поддерживаемых Государственным комитетом по координации развития науки и технологий. Нашими специалистами разработана целая серия противоопухолевых мазей на основе местного сырья, многое сделано для понимания опухолевых процессов и их причинах, много наработок имеем и в хирургии.

Впредь мы намерены не только продолжить работать в этих направлениях, но и расширить и углубить сферу исследований. Именно с этой целью в рамках программы развития онкологической службы в нашем центре создаются Институт рака, который будет заниматься эпидемиологией распространения онкологических заболеваний в Узбекистане, и Институт экспериментальной онкологии, в задачи которого входит разработка новых методов диагностики и лечения онкологических заболеваний.

Кроме того, как вы знаете из сообщений средств массовой информации, в последние месяцы мы много внимания уделяли установлению новый каналов сотрудничества с ведущими российскими и зарубежными учреждениями онкологической службы. Так вот, составной частью практически всех этих соглашений является проведение научных исследований, направленных на разработку новых, более эффективных методов диагностики и лечения. Кооперация с зарубежными партнерами поможет нам поднять нашу исследовательскую работу на более высокий уровень.

Камилла Утарбекова: – Интересует очень тема карценомы простаты. Знаю, привезут робота Да Винчи, но моему родственнику уже была проведена радикальная простатэктомия. Мы полгода принимали назначенный препарат. Сейчас ремиссия! Поэтому интересует именно процесс дальнейших действий. Расскажите, пожалуйста, о мировой практике лечения этого заболевания. И еще: какие научные открытия в этой области нашли свое применение у нас в стране в этом году? Вакцины на основе дендритных клеток, таргетная методика, наночастицы?..

Мирзаголиб Тилляшайхов: – Камилла, при лечении этого заболевания после операции применяются четыре методики. Чтобы определить, как выстраивать лечение в конкретном случае, нужна очная консультация. В частности, я занимаюсь этой проблемой и могу принять вашего родственника на консультации. Что касается методик, то мы стараемся не отставать от клиник, которые являются ведущими в этом направлении. Описывать эти технологии… думаю, не тема для этой публикации. Могу сказать, что если больной будет строго соблюдать рекомендации врача, то… – в мировой практике есть примеры, когда после операции при этом заболевании люди живут более 20 лет.
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Другие материалы рубрики