ru en ўз
1 USD = 8093  
1 EUR = 9531.94  
1 RUB = 136.86  
ru en ўз
Главная / Здравоохранение / Мадина Шарипова: «Мы говорим о рисках, а решение в...

Мадина Шарипова: «Мы говорим о рисках, а решение всегда за пациентом»

Врачи поставили неутешительный диагноз, а родился здоровый ребенок. Оказывается, возможно и такое. Почему? Об этом и многом другом в рамках проекта «Временно доступен» говорила директор Республиканского скрининг-центра, профессор Мадина Каримовна Шарипова.

Марина Хакимова: – В прошлом году много говорили о том, что скрининг-центры страны получили новые ультразвуковые сканеры. Хотелось бы знать, что это изменило?

Мадина Шарипова: – Прежде всего, это расширение наших возможностей, повышение уровня обслуживания пациентов. Сегодня во всех скрининг-центрах имеется по два-три ультразвуковых сканера экспертного класса, а это значит, что одновременно вести прием могут два-три специалиста, значит, время, которое пациентка проводит в ожидании, снижается, что способствует улучшению качества проводимых исследований, так как мы обследуем беременных женщин на разных сроках беременности.

Новые сканеры последних, более совершенных модификаций, представляют врачам более широкий круг возможностей, обладают возможностью увеличения спектра диагностируемых патологий плода. И риск ошибки минимизируется.

У Лолы Ибрагимовой аналогичный вопрос, только касается он установленного ранее тандем масспектрометра.

Мадина Шарипова: – С внедрением этой технологии мы наладили связь со всеми учреждениями II этапа выхаживания новорожденных. Что это означает? Есть дети, которые на 4-5 сутки после рождения по состоянию здоровья не выписываются из учреждений родовспоможения, а переводятся в отделения новорожденных специализированных учреждений. Когда врач понимает, что ему необходима уточняющая дополнительная диагностика, чтобы разобраться, чем болен ребенок, к обследованиям подключаемся мы. К нам в центр отправляют на специальном бланке сухое пятно крови больного новорожденного, и мы, используя этот прибор, подтверждаем или исключаем наличие врожденных заболеваний обмена веществ. В соответствии с нашим заключением проводится соответствующее лечение.

Лобар Шомахмудова (Навои): – Врачи областного скрининг-центра поставили нам неутешительный диагноз и рекомендовали прервать беременность. Однако мы с мужем решили рожать. И правильно, что не послушались врачей. У нас родился здоровый сын, у нас сейчас счастливая семья. Почему врачи ведут себя столь безответственно, ведь семья после такого заключения была на грани распада?

Мадина Шарипова: – Давайте разберем ситуацию детально. Судя по содержанию вопроса, вам был сделан биохимический анализ, направленный на выявление хромосомной патологии плода. И по его результатам вышло, что у вас был высокий риск рождения ребенка с патологией. В такой ситуации, прежде чем рекомендовать прерывание беременности, должны были направить к нам в центр на уточняющий анализ инвазивным методом. Эта диагностика проводится только у нас, в Республиканском центре. К сожалению, в своем обращении вы об этом моменте ничего не говорите. Так вот, в том случае, если это обследование подтверждает диагноз, то тогда врачи рекомендуют прерывание беременности.

Часто бывает так, что врачи назначают инвазивный метод, но пациенты отказываются продолжать обследование по этическим или религиозным соображениям. Мы эти исследования проводим только с их письменного согласия на процедуру.

Вместе с тем я бы хотела подчеркнуть, что врачи рекомендуют, а как поступать – решает сама семья. Дело в том, что ни один метод медицинской диагностики не дает стопроцентного результата, всегда есть вероятность ошибки. Но когда второй метод подтверждает вывод первого, тогда риск ошибки практически исключается.

Рахим Абдуллаев: – У нас очень много говорят об опасности родственных браков, якобы, в таких семьях велик риск рождения больных детей. Однако я слышал, что это не всегда так: и в таких семьях могут рождаться здоровые дети. Это правда? Если «да», то чем таким парам может помочь скрининг-центр?

Мадина Шарипова: – Мы говорим о высоком риске рождения больных детей с наследственной патологией у родителей, находящихся в родственном браке. Но и в таких семьях рождаются здоровые дети. Все зависит от того, являются ли родители носителями наследственных патологий.

Если бы в каждом родственном браке рождение больного ребенка было предопределено, то этого института не существовало.

Как врач-генетик я категорические против родственных браков, потому что, повторюсь, высок риск рождения детей с наследственной патологией и пороками развития.

Чем могут помочь скрининг-центры таким парам? Только консультацией. Наши специалисты могут дать полный расклад того, с какими трудностями, в плане репродуктивного здоровья, может столкнуться такая пара.

Ирина Махмудова: – В последние годы у нас в здравоохранении активно идет внедрение высоких технологий: роддома оснастили современным оборудованием, создали скрининг-центры, перинатальные центры, очень много технологий внедрили ведущие педиатрические центры страны. Одним словом – многие новорожденные, которые еще несколько десятилетий назад были обречены, сегодня выживают. Но вместе с тем мало кто говорит о том, что большинство из этой части выхоженных детей в последующем могут имеют большие проблемы со здоровьем. Зачем внедрять все эти технологии?

Мадина Шарипова: – А вы знаете, как те семьи, которые столкнулись с проблемами репродуктивного здоровья, борются за то, чтобы в их семье появился ребенок? Они готовы на все, чтобы у них на руках появился их долгожданный и любимый ребенок.

Если мы посмотрим общий объем обращений, которые поступают в Министерство здравоохранения, то увидим, что среди них огромное множество посвящено именно высоким технологиям. Люди хотят получать современную высокотехнологичную помощь здесь, в стране, у себя на Родине. Прежде всего потому, что это удобно.

И еще одна сторона поднятой темы – это вопрос развития. Как будет развиваться наша медицина, если мы не будем внедрять передовые технологии? Как наши ученые будут шагать в ногу со временем, если у них не будет современного оборудования и современных технологий? Если мы откажемся от внедрения этих технологий, то мы запрограммируем себя на отставание от тенденций развития мирового здравоохранения. Этим мы будем создавать предпосылки того, что наши соотечественники будут ездить на лечение за рубеж, а это, в свою очередь, будет порождать целый ряд проблем с защитой их прав и интересов. Ведь там, за рубежом, очень велик риск того, что они станут жертвами тех, кто на них посмотрит как на источник заработка.

И в завершение нашей встречи – вопрос от Латофат Ибрагимовой: – Мы столкнулись с такой проблемой, в решении которой отечественные врачи нам пока помочь не могут, поэтому наш лечащий врач порекомендовал лечение за рубежом. Однако настораживает опыт наших знакомых, которые поехали лечиться за рубеж, а потом оказалось, что все пошло не так, как хотелось: потребовались дополнительное лечение и затраты. В результате у этой семьи – ни здоровья, ни денег. Как нам все-таки быть?

Мадина Шарипова: – Проконсультируйтесь с еще несколькими специалистами. Если это вопрос врожденных и наследственных заболеваний, то обратитесь к нам в центр, проконсультируем и мы. А дальше – решение за вами.

Если вы все-таки решите ехать на лечение за рубеж, то внимательно читайте договор, который будете заключать с клиникой. В этом документе, желательно, чтобы были прописаны последствия, которые могут иметь место в результате лечения, в том числе побочные действия, осложнения, и как будет решен вопрос с вашим дальнейшим лечением в этих случаях. Как правило, в большинстве случаев в изначальных вариантах договоров, которые предлагают зарубежные клиники, эти моменты не оговариваются, а отсюда и всевозможные разочарования.  
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Другие материалы рубрики