ru en
Архитектурная эпиграфика Узбекистана
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3176.16  
1 EUR = 3450.86  
1 RUB = 49.15  
ru en
Главная / Персона / Вазген Минасянц: «Для реставратора экспонат - как ...

Вазген Минасянц: «Для реставратора экспонат - как для врача пациент»

В жизни нередко случается так, что человек меняет сферу деятельности. Так, например, известный археолог из Государственного музея истории Узбекистана Вазген Минасянц уже третий год возглавляет новое подразделение этого учреждения Академии наук Узбекистана – отдел реставрации. При этом сам мастер считает, что кардинальных изменений в его профессиональной деятельности не произошло. А отсюда и первый вопрос к нему: «Как это так?»  

– Любой археолог отчасти реставратор. Представим ситуацию – на раскопках ему улыбнулась удача – ценная находка. Если рядом нет реставратора, то он самостоятельно предпринимает меры по полевой консервации находки и только потом организует ее транспортировку в лабораторию. Иначе артефакт может рассыпаться прямо в руках. Я хочу сказать, что археология и реставрация взаимодополняют друг друга, без одного нет другого.

В моей ситуации есть, конечно, и личный момент. Недавно мне исполнилось 66 лет и принимать активное участие в раскопках уже не позволяет здоровье. Так что реставрация для меня – это еще и возможность продолжать заниматься любимым делом.  

Новым для меня стала административная работа. Принимал участие во многих археологических экспедициях, направленных на изучение истории Ташкента, Самарканда, Термеза. Но у меня вся жизнь как-то так складывалась, что я все время работал в команде под руководством крупных исследователей, а здесь доверили возглавить целый отдел.

– Не жалеете о том, что так и недовелось возглавить археологическую экспедицию?

– Нисколько. Да, у меня характер такой, что мне лучше работается под чьим-то руководством. Был бы другой – то, наверное, уже бы давно мое имя гремело в ряду авторов различных открытий. Ведь работы у нас на территории Узбекистана для археологов хоть отбавляй, объектов достойных изучения – море.

Но мне вот как-то больше по душе было восхищаться успехами других видных археологов и работать под их руководством. Я сейчас пытаюсь написать книгу об одном из них – сотруднике нашего музея Лазаре Алибауме, которого, к сожалению, уже с нами нет. Уникальный был человек, он в буквальном смысле слова видел объекты насквозь. Внес большой вклад в изучение археологических памятников Сурхандарьинской области.

– На пути становления вверенного вам отдела много сложностей было?

– Особых не было, поскольку реставрационная работа, посвященная сохранению экспонатов, в музее велась всегда. А открытие по инициативе директора музея Жаннат Хамидовны Исмаиловой нашего подразделения, способствовало тому, что развитию нашего дела стали уделять больше внимания.  


 Объем работы у нас конечно очень большой, поскольку каждый музейный экспонат требует к себе внимания и заботы. Однако приоритеты для нас расставляет реставрационный совет музея, в который входят хранители фондов и научные сотрудники. Именно он определяет, каким изделиям нужно уделить внимание в первую очередь, а какие из них могут пока еще подождать.Несколько лет назад наш музей становился местом проведения мастер-класса для реставраторов всех музеев страны. Тогда к нам приезжали ведущие японские специалисты, рассказали и показали много нового. Сейчас мы все эти технологии внедряем в свою практику. Кстати, сейчас ведутся переговоры о проведении очередных мастер-классов, которые помогут нам развиваться с учетом последних достижений науки и техники.

– Расскажите немного о том, как сегодня работают специалисты вашего отдела?

С теми экспонатами, которые уже попали к нам в отдел, работаем очень аккуратно, делаем все возможное, чтобы продлить их жизнь как можно дольше.  Вообще отношение ресторатора к изделию над которым он работает отдаленно напоминает отношение врача к пациенту. У нас даже есть аналог амбулаторной карты, который называется паспортом экспоната. В него вносится информация о всех процедурах, которым подвергался экспонат, об использованных при этом материалов и расходных веществах. Это на тот случай, когда реставраторам вновь придется биться за продление его жизни.  

– Бывает и так что музейный экспонат вновь попадает к реставраторам?

Конечно, это обычное дело.  Ведь любой материал – имеет свой срок. Вспоминается как мне пришлось восстанавливать сосуд бургулюкской культуры, датируемый 1 тысячелетием до нашей эры.  Это были семидесятые годы прошлого столетия, я тогда только поступил на работу в музей. Этот экспонат, найденный в 30-е годы прошлого столетия и тогда же восстановленный при помощи гипса рассыпался в экспозиции. Та утраченная часть изделия, которая была восстановлена из гипса, вновь рассыпалась.  После второй реставрации она до сих пор в экспозиции – цела и невредима.

– Работа над каким экспонатом, в качестве реставратора, вам запомнилась больше всего?

– Это работа по сохранению настенной живописи, найденной сотрудниками нашего музея при раскопках памятника Фаяз-Тепа под Термезом. Ее фрагменты сегодня – один из самых известных и ценных экспонатов нашего музея. Там был очень сложный, трудоемкий и вместе с тем очень интересный процесс.  Для того, чтобы снять ее с древних стен сначала пропитывали специальными растворами, а потом уже в музее чтобы вернуть ей изначальный вид обрабатывали другими составами.

– Над чем пришлось работать уже будучи руководителем отдела?

– Как я уже говорил у нас много работы и каждая интересна по-своему. В частности, весь конец прошлого года и начало этого мы работали над кладом караханидского периода, относящегося к 11-12 веку. Нами было очищенно более 800 монет. Находка оказалась интересна тем, что в ней нами были найдены монеты не характерные для караханидской империи.

А сейчас работаем над восстановлением скульптуры Будды, которая была привезена с Фаяз-тепа – это была большая двухметровая скульптура. На данный момент работаем над головой, сохранилась только ее верхняя часть, а лик практически не сохранился, хотим его восстановить.

– Ну и какая работа вам нравится больше всего: археолога или реставратора?

– Они обе интересны тем, что позволяют соприкоснуться с прошлым. Эти необыкновенные чувства не сравнить ни с чем.

Материал подготовлен в рамках социального заказа Общественного фонда по поддержке ННО и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан.

 

 

 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей