ru en
Asaka bank
andijanatx.uz
1 USD = 3005.11  
1 EUR = 3375.87  
1 RUB = 46.24  
ru en
Главная / Персона / Рашит Сулейманов: «Мы живем в удивительное время…»

Рашит Сулейманов: «Мы живем в удивительное время…»

Мы ходим по улицам города, порой, не замечая ничего вокруг. Здания, памятники, монументы… Видя сотни исторически ценных предметов повсеместно, многие из нас не осознают, что в каждый из них – вложена душа.

Рашит Сулейманов – один из тех, кто создаёт шедевры искусства и памятники истории, которые мы можем видеть ежедневно.

Скульптор, монументалист, мастер, который является автором множества памятников культуры и искусства эксклюзивно для UT рассказывает о своём творчестве подробнее.


            Одиночество для творчества

По инициативе Рашита Сулейманова, и при его непосредственном участии, около тридцати лет назад на одной из улиц столицы, которая раньше носила имя Циолковского, появились мастерские скульпторов.

– Как-то шёл мимо, увидел объявление «Продается дом», осмотрел участок. Он мне очень понравился. После, предложил своим самым близким друзьям-архитекторам Василию Попову и Эдуарду Эгеру, выкупить этот участок земли и построить на нем каждому - по мастерской, – рассказывает Мастер. – Так и появилась в моей жизни эта, тринадцатая по счёту, но самая любимая мастерская. С тех пор работаю только здесь.

Почему Вы решили строить мастерскую, разве Академия художеств не предлагала готовую?

– Предлагала. Несколько раз. Я отказывался. Дело в том, что все, что предлагали, находилось среди мастерских других художников, это не самый удобный вариант. 

Художнику нужно личное пространство, место для творческого уединения. В общих мастерских такой возможности просто нет. Поэтому варианты, которые предлагала Академия, я не рассматривал.

Но и здесь соседствуете с ещё двумя авторами…

– Из нас троих вместе со мной, по соседству постоянно работает только Василий Попов. Эдуард  живет в Германии,  в его мастерской работает Марина Бородина. Живем дружно.

 Это - правда, что были такие времена, когда у Вас было по три мастерских?

– Правда, в частности, когда жил и работал в Андижане.

 Одной недостаточно?

– Дело не в площадях. Ведь, когда я работал в Андижане, меня назначили директором художественного фонда, потом пришлось работать на нескольких выборных должностях. Когда выпадало свободное от работы время, я прятался в этих мастерских и занимался творчеством. Все знали, что я в мастерской, но никто не знал в какой. Так я выигрывал время, чтобы заниматься любимым делом.


Монумент без автора

Вы в числе тех, кто возвращал народу образ великого Бобура. Расскажите, как это было?

– Желание воздвигнуть памятник этому человеку на его родине, в Андижане у меня возникло еще в студенческие годы. Однако, реализовать эту идею смог, когда меня пригласили туда работать. Сегодня эта скульптура стоит в парке «Боги шамол».

А ведь было время, когда его привезли из России, завода в Мытищах, и…закрыли в складских помещениях.

Кто-то из местных чиновников, через которых проходили согласовательные процедуры, сказал, что Бобур – это плохой человек, завоеватель. К сожалению, тогда люди мало знали о нём, чтобы противостоять этому невежеству. Но, прошло время, поменялись взгляды и этот памятник установили в городе.

Сегодня он - одна из достопримечательностей  Андижана. Мне за его создание от Фонда Бобура вручена золотая медаль и грамота.

Мы с супругой часто вспоминаем, как посреди ночи приехали ответственные чиновники и спрашивали можно ли за ночь поставить памятник. Этот случай запомнился тем, что я тогда был в командировке, а супруга осталась дома с детьми. Испугалась, конечно.

А монумент нужен был к утру, поскольку находившаяся в стране индийская делегация, изъявила желание посетить землю, которая считается родиной нашего великого предка. Идею, - поставить памятник за ночь, тогда, разумеется, отклонили.

Это сейчас у нас все знают, кто такой Бобур,  в то время все было иначе. Я принимал участие в работе и над другим памятником нашего великого предка – тот, что стоит на андижанской привокзальной площади.

Есть в этом городе и мой памятник Алишеру Навои – он установлен в одноименном парке культуры и отдыха.

Монументальная скульптура в Вашем творчестве – отдельная яркая глава, это ваше соприкосновение с яркими историческими событиями…

– Да, это так, их у меня 17, и появление каждой из них тесно связано с историей. Вот, к примеру, из истории возник конь, установленный у центрального входа в GM-Uzbekistan в Асаке. Этот образ выбран неслучайно. По преданию, именно здесь для Амира Тимура выращивали лошадей. В китайских источниках есть упоминания, о том, что они умели летать.

                 

Не менее интересная история у скульптуры «Учкиз» («Три девушки») в Бозском районе.  Он задумывался как символ Ферганской долины. Выполнен в виде большой коробочки хлопка. Когда мы его ставили, вокруг были только поля. А сейчас, можете поехать и посмотреть – целое село, которое так и называется «Учкиз».

Почему ни на одной из монументальных скульптур, сделанных Вами, нет подписи? Это - Ваш стиль?

– Вообще, я не против, того, чтобы мои работы были подписаны. Но как-то так получается, что большинство из них - без моего имени.

Лишь одна – девушка в бронзе, что установлена возле  «International Hotel Tashkent» - подписана. Может быть, когда-нибудь мое имя появятся и на других работах.


В мастерской на Циолковской

Сегодня Вы в основном работаете в своей столичной мастерской на Циолковской. В мастерской много макетов в пластилине. Есть среди этого то, что Вы хотите установить где-нибудь в городе, в парке?

– Есть и такие работы. Вот, к примеру, монумент, посвященный ансамблю «Ялла». Было бы здорово, если бы его где-нибудь в парке установили. Они - наша культура, легенда.  «Ялла» - единственный музыкальный коллектив из Узбекистана, который знают и любят во всем мире.

Еще хочу отлить в бронзе и установить доработанную версию того самого коня, что установлен в Асаке. Это тоже символ эпохи, уходящий корнями далеко в историю.

Над чем работаете сейчас?

–  В последнее время стал делать бюсты своих друзей, просто интересных людей, с которыми довелось общаться, работать. Это вылилось даже в определенную тему. В работе более десяти портретов, еще столько же – макеты, которые можно отливать.

Есть идеи, навеянные поездками за рубеж. Много интересных тем связано с поездкой в Турцию. В частности, начал работать над пирамидой, которая отражает историческое значение османской империи и ее создателей в мировой истории.

Очень мощную скульптуру удалось создать несколько лет назад в рамках симпозиума, проходившего в Вене. Я ее назвал «Сиртаки».

Она в свете нынешней геополитической обстановки в мире несет очень мощный посыл обществу. Скульптура изображает как буддийский лама, католический папа, иудейский раввин, исламский муфтий и православный патриарх, взявшись за руки, танцуют исторический греческий танец сиртаки.

Этим я хочу показать, что религии – одно из величайших достижений человечества, священнослужители всех религий знают, что Бог – един, а значит, все мы должны жить в мире и дружбе, помогая друг другу. Кстати, это - копия, подлинник, по правилам симпозиума, остался в Вене, в музее современного искусства.

 Как сложилась такая композиция?

– Сиртаки – это действительно отражение того, как я воспринимаю этот мир, каким бы я хотел его видеть, это - мое воспитание.

Если копнуть глубже,  это - вся моя жизнь. Родился я в Кульдже, который сейчас относится к Китаю. Рос в Бишкеке, кстати, именно там во дворце творчества школьников мне привили любовь к скульптуре. Интересно, что в кружок я пришел вслед за братом, который вскоре сменил свои увлечения, а я остался, скульптура стала делом моей жизни. 

Лицейское образование получал в России – наш лицей находился напротив Третьяковской галереи. Высшее образование получил в Ташкенте, здесь нашел свою вторую половину и прожил большую часть своей жизни.

 В разные годы жил и работал в России, Прибалтике, Украине, Турции и других странах. Мои работы есть в музеях разных стран мира. Среди друзей с которыми я в очень хороших отношениях представители самых разных национальностей. И мне очень хочется, чтобы так в дружбе жили все люди на земле.

Невольно вспоминаются слова Алишера Навои: «Живите дружно, люди всей земли».


Художники часто называют себя гражданами мира…

– Знаете, определение с такими понятиями как Родина, национальность для меня —пройдённый этап. На эту тему я говорил со многими людьми. Одним из собеседников был и Чингиз Айтматов. Мои корни – в Узбекистане, в Андижане, здесь жили мои деды и прадеды, все они имели хорошее образование. Деды учились в Лондоне, Петербурге.

Я - гражданин Узбекистана, очень этим горжусь. Но, при этом, я не чувствую каких-то рамок, ограничений и в этом плане да, я могу сказать, что я - гражданин мира.

Считаю, что мы живем в удивительное время. Несмотря на все сложности, с которыми приходится сталкиваться, у каждого есть широкое поле деятельности, чтобы найти себя в любимом деле и стать полезным обществу. Мне это удалось. 

 

 

Материал подготовлен в рамках социального заказа Фонда по поддержке ННО и других институтов гражданского общества.

 

 

 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей