ru en
Архитектурная эпиграфика Узбекистана
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3176.16  
1 EUR = 3450.86  
1 RUB = 49.15  
ru en
Главная / Персона / Рамиз Усманов: «Опера занимает все мое время»

Рамиз Усманов: «Опера занимает все мое время»

Вчера российский телеканал «Культура» показал очередной выпуск шоу «Большая опера», который удивил публику тем, что на одной сцене пели сразу два оперных певца из Узбекистана – это Рамиз Усманов и Рахим Мирзакомалов. Выступление второго было весьма неожиданным, поскольку всем известно, что до этого в проекте участвовал только народный артист Узбекистана Рамиз Усманов. Сегодня он у нас в гостях, и мы воспользовались возможностью узнать все подробности произошедшего.

–   Рамиз, как получилось, что вместе с вами в «Большой опере» участвовал Рахим Мирзакомалов?

– Как вы знаете, это был вечер дуэтов. Когда готовили шоу, организаторы мне предлагали варианты, с кем бы я мог спеть эту арию. В основном это были российские исполнители. Однако  я попросил пригласить партнера из Узбекистана, из нашего Государственного большого академического театра имени Алишера Навои, откуда, собственно говоря, я сам, –  Рахима Мирзакомалова: эту партию поем с Мирзарахимом уже на протяжении семи лет. Конечно, мог бы отрепетировать и выступить с кем-то из других предлагаемых мне солистов, но… мне хотелось до конца довести одну из своих миссий на этом проекте – в наиболее полном объеме представить оперное искусство Узбекистана, что, собственно говоря, мне и удалось. Я услышал, как кто-то из членов жюри сказал: «Да, узбекистанцы голосисты, у них там есть сильные голоса».

– А в целом что для вас значит «Большая опера»?

– Это шоу для меня дорого тем, что меня там ждали. В наше Министерство по делам культуры и спорта, в  Государственный большой академический театр оперы и балета имени Алишера Навои пришло письмо от телеканала «Культура», в котором так и было написано - «мы хотим, чтобы в нашем шоу принял участие Рамиз Усманов».

С профессиональной точки зрения, ничего сложного, сверхъестественного в этом шоу нет. Хотя, конечно, нужно признать – это отличная реклама. Его смотрят агенты, оперные театры во всем мире. Кстати, после участия в конкурсе и стали поступать приглашения.

– И какие предложения вы сейчас рассматриваете?

– Одно из них я уже принял. В Астане недавно открыли оперный театр и меня пригласили исполнить арию Кавардосси в опере «Тоска» Джаккомо Пуччини. Спектакль состоится в апреле-мае. Второе приглашение - из Амстрдама, для  участия в их проекте мне нужно разучить арии из оперы «Балл-маскарад» Джузеппе Верди.

– Успеете? Насколько я знаю, вы часто в разъездах, за последнее время только в Москву для участия в «Большой опере» семь раз слетали...

– Я всегда нахожу время для репетиции новых спектаклей. Принять участие в «Бале-маскараде»  задача не из простых: мне досталась очень сложная и большая ария.  Для того, чтобы ее разучить, понадобится месяца три. Думаю, наш замечательный концертмейстер Нина Халилова мне поможет справиться и с этой задачей.

– Вас иногда называют «визитной карточкой оперы Узбекистана», потому что за последние годы никто из наших оперных певцов не принимал участия в международных конкурсах и не выступал за рубежом столько, как это удалось сделать вам. Какое выступление вам запомнилось больше всего?

I Минский международный рождественский конкурс вокалистов в 2014 году. Тогда в нем участвовало около 250 человек из 35 стран, из Узбекистана - я один. В финале исполнял арию Рудольфа из опера «Богема» Джакомо Пуччини, зал аплодировал минут 15, мне тогда присудили первое в жизни Гран-при. Это было признание, меня стали чаще приглашать на международные концерты.

– Слышал, что в этом году вас пригласили принять в гала-концерте III Минского международного рождественского конкурса, куда вы, собственно, скоро и отправляетесь. Скажите, а будет ли кто-нибудь из Узбекистана принимать участие в конкурсной программе этого конкурса?

– На правах обладателя Гран-при первого конкурса я принимал участие в гала-концертах  II и III конкурсов. В конкурсной программе в прошлом году не было никого, а в этом едут народный артист Самандар Алимов и молодой тенор Умид Исроилов, они тоже из нашего театра.

– Как вы оцениваете состояние оперного искусства в Узбекистане?  Мне приходилось слышать не очень радужные оценки...

– Отрицательные оценки? Видно тот, кто вам это говорил, был в плохом настроении. У нас  театр после реконструкции, все на самом современном, высшем уровне. В частности, у меня, народного артиста, две уютные комнаты. В одной – репетирую, в другой храню костюмы - у меня их много. Вы знаете, во всем мире проблема с тенорами, театры в буквальном смысле гоняются за артистами, обладающими таким голосом, а у нас в Государственном большом академическом театре оперы и балета вместе со мной - 14 артистов-теноров! Думаю, этому позавидовал бы даже легендарны итальянский театр «Ла Скала». За последний год работы в театре прошло пять премьер – это очень хороший результат.

– То есть вы не согласны с мнением, что наша опера в упадке?

– Она у нас на подъеме. К сказанному могу добавить, что когда я поступал в консерваторию, со мной на оперное отделение поступало всего четыре человека, в связи с чем не было конкурса, а сейчас принимают в четыре раза больше и конкурс – не менее четырех человек на место. Созданы все условия для творчества, для того, чтобы можно было проявить себя в полной мере.

– А правда, что до консерватории вы вовсе не знали о существовании такого искусства, как опера?

– К великому сожалению - да. Приехав из Арнасайского района Джизакской области, я поступил в колледж имени Юнуса Раджаби, который закончил по направлению рубаб. А когда поступал в консерваторию, на прослушивании заслуженный артист Узбекистана Абдухалил Абдукадиров сказал, что у меня очень сильный голос и из меня получится хороший оперный певец. Когда я это услышал, я просто растерялся и даже испугался, поскольку в голове сработало «Опера? А что это такое?». Но, как видите, старания позволяют преодолевать все барьеры.

– А сейчас берете в руки рубаб?

– К великому сожалению, нет. Я полностью посвящаю себя опере: спектакли, концерты, репетиции занимают практически все мое время. Но я прекрасно помню рубаб, национальные мелодии и готов исполнить национальную музыку. И обязательно сделаю это, как только появится чуточку свободного времени.

– А как администрация Государственного театра оперы и балета имени Алишера Навои относится к вашим частым поездкам за рубеж?

– Поддерживает, помогает. Ведь у меня нет времени, чтобы заполнять всевозможные анкеты, решать организационные вопросы. Созданы все условия, чтобы я занимался пением.

– При таком количестве приглашений выступать за рубежом не было желания уйти из театра?

– Нет, театр в родном Узбекистане для меня – все, я отсюда никогда не уйду и не уеду. Что касается зарубежных поездок — я готов принять участие в спектакле, концерте на любой сцене, но не более. После  завершения очередного выступления за рубежом я всегда спешу на Родину, потому что здесь мне хорошо. А выступления за рубежом нужны для профессионального роста: это возможность, как говорится, себя показать и на других посмотреть, что-то для себя извлечь полезное в творческом плане.

Да и,  знаете, для того, чтобы уверенно чувствовать себя на сценах зарубежных театров, мне нужно чувствовать тепло родной узбекистанской публики, без этого – никуда.

– А домой, в родное село часто ездите? Как вас там встречают?

– Стараюсь как можно чаще бывать там. Кстати, когда вы мне в первый раз позвонили, я как раз был у родных. А встречают меня там очень тепло, они следят за моим творчеством по Интернету, телевизору.

– И напоследок -  расскажите о вашей самой заветной мечте на профессиональном поприще…

– Спеть в «Ла Сакала». Это мечта любого оперного певца, ведь на ее сцене выступали первые величины мировой оперы. Буду стараться и получу приглашение и на эту сцену... Я очень на это надеюсь.

 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей