ru en ўз
1 USD = 8085.11  
1 EUR = 9487.07  
1 RUB = 136.65  
ru en ўз
Главная / Персона / Рахмон Мухаммадиев: «В мире нет такого дела, для ...

Рахмон Мухаммадиев: «В мире нет такого дела, для решения которого человек не мог бы найти пути»

Как вы думаете, можно ли присвоить человеку звание Героя Узбекистана за то, что он разработал эффективные технологии лечения более десяти глазных заболеваний, в том числе такого распространенного, как прогрессирующая близорукость? На наш взгляд офтальмолог-микрохирург Рахмон Мухаммадиев такую награду еще в 2001 году получил заслуженно, тем более, он своим примером доказал, что для разработки высоких технологий совсем не обязательно работать в ведущих медицинских учреждениях столицы. 

Иногда Рахмона Мухаммадиева называют основателем микрохирургии глаза в Республике Узбекистан, имея ввиду прежде всего его заслуги в развитии научной составляющей этой отрасли медицины.  Все 23 его изобретения запатентованы и применяются в практической офтальмологии.  Он разработал отечественную технологию производства ксенотрансплантата из сердечной пленки овец, полного аналога импортируемого аллопланта из трупной ткани. Эта разработка демонстрировалась в 2001 году на Всемирной выставке здравоохранения в Ганновере (Германия). Среди прочих его разработок – ксенсклеропластический материал для остановки прогрессирующей миопии, ретиноксенопластика для лечения врожденной сетчатой оболочки, нейроксенопластика для лечения атрофии зрительного нерва. Также он разработал макулосклеропластику для лечения макулодистрофии, птеригоксенопластику для профилактики рецидива птеригиума и других заболеваний.

– Своей главной разработкой вы считаете технологию получения ксенотрансплатата, который широко применяете в своей клинической практике. А почему бы вам не заняться распространением этой технологии по всей республике?

– Действительно, эту разработку считаю одним из важнейших достижений своей научной деятельности прежде всего потому, что она помогает спасать людей с прогрессирующей близорукостью от наступления слепоты. Она также применяется в лечении еще порядка десяти других глазных заболеваний. В этих случаях в мировой практике для укрепления задней стенки применяют трупную ткань. В Узбекистан этот материал импортируют. Мы же предложили использовать для проведения этих операций другой материал, полученный из сердечной пленки овец, происхождение которого не вызывает никаких этических нареканий.

На начальном этапе, а это было еще когда я работал в областной офтальмологической больнице, открывал даже лабораторию, которая должна была поставить производство материала на промышленную основу и обеспечивать материалом всю республику. Однако эту лабораторию вскоре закрыли, как мне кажется, из-за банальной зависти отдельных руководителей, и мне даже пришлось сменить место  работы. Чтобы продолжить свою практику, перешел на работу в областной многопрофильный медицинский центр и сегодня лечу с применением ксенотрансплантатов, полученных при помощи собственных технологий. Однако делаю их ровно столько, сколько нужно для лечения моих пациентов.  Секретов из своей разработки не делаю, с радостью обучаю технологии всех специалистов, которые ко мне обращаются.

Конечно, я бы мог побороться за то, чтобы наладить промышленное производство отечественных ксенотрансплантатов и их широкое внедрение в клинической практики не только в стране, но и за рубежом, но мне уже скоро 70 лет. Молодежь, конечно, проявляет интерес, но пока еще не нашлось того, кто взялся бы за организацию производства.

– Как известно, любой материал или препарат, применяемый в медицине, в обязательном порядке должен пройти испытания и получить разрешение в Министерстве здравоохранения. А как к вам отнеслись, когда вы обратились в соответствующие органы, ведь эта процедура не проста даже для специалистов ведущих столичных НИИ республиканского масштаба?

– Все мои разработки и материалы, которые я применяю в своей практике, имеют необходимые разрешения Министерства здравоохранения.

Когда проходил разрешительные этапы в Минздраве, то не могу сказать, что ко мне отнеслись как-то по-особому. Все шло по закону с большим количеством бюрократических препон…  У этих процедур есть и положительная сторона: каждая процедура заставляет еще раз задуматься и дать объективный ответ на вопросы «Все ли ты правильно сделал?», «Все ли учтено при разработке?», «Действительно ли твоя разработка безопасна и может принести только пользу?». После того, как пройдешь все  этапы и получишь разрешительные документы, на душе становится спокойнее. Спокойнее становится только от одного осознания, что ты со своей разработкой не один на один, ее свойства проверены независимыми компетентными экспертами с использованием современных технологий.

– А вы никогда не задумывались переехать в Ташкент? Думаю, вас обязательно взяли бы на работу в любой ведущий медицинский центр.

– А зачем? Как говорится: где родился, там и пригодился. Сурхандарья – это моя малая родина и меня здесь все устраивает.

Вы знаете, любимым делом, к которому ты привязан и к которому у тебя есть неподдельный интерес, можно заниматься где угодно, а из любой сложной ситуации есть выход. Вы думаете, что ученому лаборатория, напичканная высокотехнологичным оборудованием нужна круглые сутки? Нет! Как показывает практика, для создания одной разработки достаточно провести несколько часов в лаборатории, чтобы найти опытное подтверждение тому, к чему ты шел на протяжении многих лет, а иногда десятилетий. Я своим примером доказал, что успешным, востребованным ученым можно быть, работая на периферии. И я очень этим горжусь.

             При этом я себя не считаю обделенным. Я очень много езжу по стране.  Буквально два дня назад вернулся из Ташкента, там оппонировал на защите начинающего доктора наук. Причем выступаю не только как оппонент, но и научный руководитель. Более того, преподаю в Самаркандском государственном медицинском институте. Для меня открыты все ведущие научные лаборатории страны.

             – Вы любите повторять несколько важнейших жизненных выводов, к которым пришли, будучи аспирантом в далекие 1971–1974 годы…

            – Да, есть такое. Обучаясь в аспирантуре, пришел к   важнейшим жизненным выводам, которые напоминают опубликованные намного позднее выводы Н. Хилла, Р.Трампа, Ли Якокка, Ли Мён Бака и др. известных авторов. Наверное, настоящий предприниматель и ученый рано или поздно приходит к мысли, что сильное желание и настойчивость – вот что важно для достижения самых высоких целей.  А вот мои выводы: во-первых, у человека обязательно должна быть высшая цель; во-вторых, надо стремиться преодолевать препятствия на пути к цели без страха, для этого человек обязан искать любые пути; в-третьих, настойчивость непременно приведет к победе. В мире нет такого дела, для решения которого человек не мог бы найти пути.

            На этом вопросе и ответе наше короткое, но емкое и погружающее в раздумье интервью с Рахмоном Омоновичем завершилось. Но в заключение хочется добавить несколько фактов из его биографии.

              Офтальмолог Р. Мухаммадиев имеет обширную клиническую практику. Клинический ординатор и целевой аспирант в Москве, врач-ординатор в клинике Самаркандского мединститута, в 1975–1981 годы – врач, заведующий отделением Сурхандарьинской областной глазной больницы, 1981-1984 годы – главный офтальмолог клиники БИМЕ в городе Кабуле (Афганистан). После возвращения из Афганистана работал главным врачом районной больницы в Денауском районе. За время его руководства здесь были построены и открыты родильный дом на 100 мест, районная и стоматологическая поликлиники. Позднее (в 1993 г.), будучи главным врачом областной глазной больницы, построил современную клинику в Термезе, оборудованную новейшей аппаратурой и внедрил новейшие методы диагностики и лечения глазных болезней. Сегодня он –  врач и заведующий отделением Сурхандарьинского областного многопрофильного медицинского центра.

             Он – человек энциклопедических интересов и знаний по мировой истории, географии, обладатель феноменальной памяти, прекрасный собеседник и рассказчик, автор большой оригинальной книги «Дары судьбы. О жизни и о себе». Он много читает, постоянно изучает сложнейшие микрохирургические операции, выполняемые в передовых научных центрах. Сам искусно выполняет операции подобного рода, в том числе и за рубежом. Любит путешествовать, посетил  множество стран, даже во время туристических поездок он стремится побывать в родственных клиниках, перенять их опыт, и все это быстро внедряет в своей клинике.

 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.