ru en
ВСЕ НА ВЫБОРЫ!
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3176.16  
1 EUR = 3450.86  
1 RUB = 49.15  
ru en
Главная / Персона / Муяссар Раззакова: «В предстоящие выходные поставл...

Муяссар Раззакова: «В предстоящие выходные поставлю мировой эксперимент»

О встрече с Народной артисткой Узбекистана и Каракалпакстана, оперной певицей Муяссар Раззаковой договорились на два часа дня. Наш телефонный разговор накануне завершился убедительным утверждением маэстро: «В два часа завершу репетицию и отвечу на все ваши вопросы». Однако, на деле случилось так как это всегда бывает – придя в назначенный час, пришлось ждать окончания репетиции, правда не в коридоре, а в комнате, где шла работа. Мне удалось наблюдать за удивительным процессом с участием итальянского дирижера Джерардо Колелло. А отсюда и первый вопрос к собеседнице.

– Муяссар, на репетиции Джерардо вас иногда подправлял, иногда строго отмечал, что это ваш вариант исполнения, подчеркивая в оригинале поется по-другому. Это означает, что в предстоящей программе мы услышим в Вашем исполнении то, что вы никогда не пели?

– Дело в другом. Мы в большинстве своем работаем на материале, который устоялся в СНГ. В некоторых случаях есть расхождения с оригиналом. Несмотря на то, что сейчас интернет, открыто общение с зарубежными коллегами, достать ноты оригинала сложно. А вот такие концерты с участием зарубежных коллег способствуют тому, чтобы и мы обогащали свои материалы и репертуар оригиналами. Это то исполнение к которому сегодня стремится весь мир. Собственно говоря, именно поэтому я всегда стараюсь готовить и давать концерты с зарубежными коллегами.

С другой стороны, совершенству предела нет. Тем более у нас есть определенный недостаток репетиций с оркестром, по той простой причине, что оркестры все заняты спектаклями. Хотелось, чтобы было больше репетиций с оркестром. Тогда и к таким большим концертом, каким обещает быть предстоящий, готовиться будет гораздо проще.

– Что для Вас значат предстоящие концерты?

– У меня так сложилось, что каждые пять лет, иногда это получается чаще, даю большой концерт с участием своих зарубежных друзей. Такие концерты посвящаю Независимости страны, хочу показать, что и у нас развивается оперное искусство. Обычно это большие концерты по 3-3,5 часа. На этот раз программы будут немного короче, но я хочу удивить публику другим. Мировая практика фактически не знает случаев, когда оперный певец дает концерты два дня подряд, а я хочу попробовать, хотя очень сильно рискую сломать голос. Кстати, когда рассказала о своем проекте Джерардо, он был сильно удивлен и тоже счел необходимым предупредить меня, что это опасно для здоровья и голоса, напомнив о мировом опыте. Но, тем не менее, мы сошлись на том, что будем делать два концерта. Так что приходите, будет интересно. Так что в предстоящие выходные поставлю мировой эксперимент.

– Это будут две разные программы, или одна?

– Это будут две абсолютно разные программы. В первый день будет звучать много национальных узбекских опер, написанных нашими композиторами Ашрафи и Бафоевым, вместе с тем прозвучат Верди, Россини, Глинка и многие другие. Во второй день, наоборот, будет больше мировой классики. Кроме названных композиторов будут звучать Доницетти, Пуччини, Бизе. Хочу исполнить Амелию из «Разбойников» – это скоростная, очень сложная ария, кроме меня ее в Узбекистане никто не поет.

В первый день будем работать только с Джерардо Колелло, а во второй день к нам присоединится всемирно известная оперная певица из России Вероника Джиоева.

Вместе с тем хочу заранее поблагодарить и певцов нашего Государственного большого театра оперы и балета, которые будут выступать в перерывах между номерами, которые необходимы мне для отдыха и восстановления сил. В общей сложности будет

задействовано пять артистов. Огромное спасибо заслуженному работнику культуры Узбекистана Андрею Слониму, он выступил режиссером программы.

– Почему концерт получил название «Чарующая весна оперы»?

– Для мены это название очень многое значит, больше чем для кого-либо, оно полностью перекликается с развитием оперного искусства у нас в Узбекистане.

Благодарю всевышнего за то, что те сложные времена, которые наступили после развала советского союза позади, ведь тогда пришлось горой стоять за это искусство. До сих пор с ужасом вспоминаю как в одной из газет вышла статья «Нужна ли узбекам опера?» из которой следовало, что не нужна. Ведь она оказала очень дурное влияние на развитие культуры, которое завершилось преобразованиями, а по сути закрытием, театра оперы и балета в Самарканде, на грани закрытия был и наш Государственный Большой театр оперы и балета имени Навои, который хотели отдать ансамблю макомистов. А все потому, что нашлись те, кто сказал, что опера – это советское искусство, которое в новом обществе не нужно. У меня вообще складывается впечатление, что тогда мало кто понимал, что опера – это общемировое искусство современной культуры.

Я тогда была молодой, начинающей артисткой, для которой происходящее было трагедией. Если бы закрыли наш театр, мне бы пришлось уехать из родной страны, чтобы продолжить заниматься любимым делом. Но я была в числе тех, кто боролся, пытался доказать, что оперное искусство нужно развивать и у нас в Узбекистане. Среди нашей молодежи много тех, кто может освоить оперное искусство и стать прекрасным исполнителем.

Глубоко убеждена, что нужно развивать все многообразие национальной и мировой культуры. Национальные макомы прекрасны по-своему, это направление нужно развивать потому что это наши корни. Вместе с тем нужно приобщаться и к общемировой культуре, должен идти культурный взаимообмен, даже здесь в музыке: кто-то из зарубежных исполнителей полюбит наши макомы и будет их исполнять, а наши исполнители могут что-то взять из зарубежной культуры, например, как я, заниматься оперой.

Вы знаете, оперное искусство не из простых. Чтобы получить приглашение как минимум на московскую или питерскую сцены, нужно заслужить, доказать многочисленными выступлениями, что ты владеешь не только прекрасным голосом, но и культурой оперного исполнения. Желание артиста в опере для того, чтобы получить приглашение за рубеж ничего не значит. Ведь было время, когда я в Узбекистане осталась практически единственной оперной певицей которую приглашали давать концерты за рубежом. Меня приглашали не просто дать разовый концерт, а предлагали заключить долгосрочный контракт, приглашали на работу.

– Ну а сейчас-то в какую сторону меняется положение дел?

– В лучшую. У нас стала появляться молодежь, но это пока единицы. Через лет 10-20 когда мы вырастим много молодых специалистов, тогда можно будет говорить о рассвете оперного искусства в стране.

На сегодняшний день лучше обстоят дела с мужскими голосами, появились молодые исполнители, которые становятся лауреатами международных конкурсов, с женскими голосами сложнее – готовим. Вообще у нас среди молодежи очень много талантов, обладающих красивыми сильными голосами, но с ними нужно работать, учить.

Когда у нас в стране для оперного искусства были сложные времена меня спрашивали буквально: «Сегодня есть ты, а что завтра будет с оперным искусством, будет ли молодежь?». Я тогда всем убедительно отвечала, будет молодежь, будет продолжение.

Это то и стало основной причиной, что я сегодня практически полностью себя посвятила работе в Государственной консерватории, я там работаю профессором. В театре работаю только на полставки, в месяц пою два самых сложных спектакля, потому что это необходимо для поддержания профессиональных навыков. Я очень надеюсь, что из моего класса выйдут продолжатели моего дела, которые будут петь значительно лучше меня.

– Что для вас значит сцена, оперное искусство?

– Жизнь.

– Какой концерт из вашей творческой биографии вам запомнился больше всего?

– Их два. Первый в 2004, здесь на Родине в Узбекистане. Это был один из моих больших концертов, которые я даю вместе с друзьями-зарубежными коллегами. А запомнился, потому что он был с участием легенды мирового оперного искусства российской певицей Еленой Образцовой. Другой – в Германии в 2009 году. Это было в рамках культурного обмена. Когда встал вопрос кто поедет из Узбекистана, выбрали меня. Признаюсь, я тогда не на шутку испугалась, потому что я к тому времени в 1995 году видела, как немецкая публика реагирует на выступление большинства артистов из бывшего советского союза. Они очень скрупулёзно оценивают все исполнение и если качества не было, то и аплодисменты будут скупые или вообще их не будет. Помню, как тогда готовилась – прорабатывала каждую ноту, вышла на сцену – дрожала, боялась, но пела. Зал аплодировал щедро!

– Что для вас значит зритель, как вы относитесь к своим слушателям?

– Зритель для меня – это все. Я отношусь к нему с огромным уважением, вне зависимости от того, как он относится к нам, артистам. Если плохо, не ходит на концерты, то мы сами в этом виноваты, значит плохо поем.

– Какие планы на ближайшее время?

– Буду преподавать, петь, играть в спектаклях. Может быть кто-то скажет, что в моем возрасте оперу уже не поют, да – такова мировая практика, к этому возрасту голос ломается. Но у меня пока со здоровьем все нормально, поклонники ждут, организаторы концертов – приглашают, поэтому пока буду петь. В планах до конца года есть и несколько гастролей. В частности, на конец года запланирован совместный концерт с Джоевой в Москве.

– Успехов.

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей