ru en
Asaka bank
andijanatx.uz
1 USD = 3005.11  
1 EUR = 3375.87  
1 RUB = 46.24  
ru en
Главная / Персона / Мавлян Мелибаев: «Дифирамбы поют хирургам, но не а...

Мавлян Мелибаев: «Дифирамбы поют хирургам, но не анестезиологам»

Если в стенах родной клиники Мавлян Мелибаев пройдет вместе с хирургом, то, как правило, родители при встрече первым жмут руку и благодарят его коллегу. При этом хирурги хорошо осознают роль представителей этой профессии и именно поэтому встречают их стоя. А в клинике Ташкентского педиатрического медицинского института, и не только, в ней каждый хирург хотел бы работать с нашим героем, ведь не случайно он востребован и далеко за пределами страны.

– Мавлян Туляганович, расскажите немного о себе, о том, как стали анестезиологом?

– Это очень правильный и проблемный вопрос. Ведь молодежь тянется в те профессии, представители которых у них постоянно на глазах. Анестезиологи и реаниматологи же в большинстве своем с пациентами и их родственниками не контактируют, общаются со своими коллегами-врачами. Это одна из причин, почему молодёжь практически не хочет идти в нашу профессию. И очень жаль – это всегда востребованная и нужная специальность, без представителей нашей профессии не было бы современной медицины.

Может быть, я бы тоже не посвятил свою жизнь этой профессии, если бы не опыт работы медбратом во время учебы. В то время я работал в отделении анестезиологии и реаниматологии и видел, насколько важная и актуальная эта профессия. А дальше, как говорится, загорелся и вот уже 31 год как работаю в этом направлении. Правда, медбратом работал во взрослом отделении, а анестезиологом и реаниматологом стал в детском, что несколько сложнее. Сегодня я себя просто не представляю вне профессии. Ведь как приятно видеть каждый день улыбки выздоравливающих пациентов.

– Необидно, когда ваш труд остается в тени хирурга, а безумно благодарные родители даже и не знают, что за операционным столом вы играли не менее важную роль, чем хирург?

– Дифирамбы поют хирургам – такова участь анестезиологов. Но хирурги потом обязательно передают нам слова благодарности пациента – это традиция, они нас уважают. Хотя работа в тандеме с хирургами – это лишь часть нашей работы, у нас очень большое поле деятельности, когда ведущим врачом в лечении пациента является именно реаниматолог. К примеру, если попадает ребёнок с таким диагнозом как ботулизм, то его спасение преимущественно в руках анестезиолога. У меня среди пациентов есть парень из Чирчика, который двадцать дней лежал с этим диагнозом, его жизнь была под угрозой, но мы его выходили. Этой истории уже много лет, Сегодня он уже мужчина, но меня не забывает и это приятно. Каждый год приезжает ко мне 3 июля, чтобы пожать руку, спросить, как дела и сказать спасибо. Так что внимания тоже хватает.

 Я тоже никогда об этом не задумывался. А ведь действительно, самое главное счастье для реаниматолога и анестезиолога видеть, как твой пациент, чья жизнь вообще была под вопросом, выздоравливает. Вы среди тех узбекских специалистов, которых международные благотворительные организации приглашают участвовать в гуманитарных акциях…

– Да. Больше всего мне довелось работать с сингапурской организацией Operation Smail. Несколько раз она проводила благотворительные акции на базе нашей клиники – приезжали специалисты с разных стран и оперировали врожденные пороки лица, кистей рук. Сегодня все эти операции в необходимом количестве выполняются специалистами нашей клиники.

Через какое-то время Operation Smail стала предлагать нашим специалистами принять участие в аналогичных благотворительных акциях в других странах. Так мне довелось ездить и оперировать в Бирму, Индонезию, Монголию, Камбоджу, Китай, Сингапур. Однажды мне даже доверили возглавить бригаду анестезиологов, среди нас в команде был англичанин, сингапурец, филиппинец и россиянин. Это была очень ответственная миссия, так как во время акции одновременно идут операции на нескольких столах и в задачу координатора входит организация работы анестезиолога за каждым столом, а также реаниматолога в реанимации.

– Интересно, а как врачи находят общий язык на профессиональном поприще, ведь в разных странах – разные протоколы и стандарты ведения пациентов?

– А все очень просто, международная организация работает с применением технологий последнего поколения, существующих в мире. И, конечно, выбираются только те технологии, эффективность которых вне сомнения, они отбирались на принципах доказательной медицины.

К примеру, у нас в анестезиологии сейчас применяется так называемый управляемый наркоз. Эта технология в корне отличается от той, по которой мы работали лет пятнадцать-двадцать назад. Сегодня мы применяем ингаляционный наркоз в сочетании с различными обезболивающими препаратами. Это позволяет легко ввести в сон и легко вывести из сна. Пациент пробуждается в течение пяти минут после завершения операции. После этого его даже не нужно определять в реанимацию, он сразу отправляется к себе в палату. А ведь раньше пациент минимум сутки находился в реанимации, процесс пробуждения от наркоза занимал несколько часов, нередко возникали осложнения. Эта технология практически не оказывает побочного воздействия, она безопасна. По этой технологии на сегодняшний день работают все передовые клиники мира, этот опыт взят на вооружение и международной организацией.

Я этими технологиями овладел благодаря своим зарубежным коллегам: во время мастер-классов, проходивших в нашей клинике, и зарубежных стажировок.

Так что во время таких гуманитарных акций, в которых принимают участие специалисты из разных стран, разногласий не возникает, мы понимаем друг друга с полуслова.

Мне приходилось принимать участие в разных благотворительных программах, и всегда мы с зарубежными коллегами говорили на одном языке. Главное – владеть современными технологиями.

– Скажите, а наши врачи в повседневной жизни тоже работают по этим современным технологиям?

– Если говорить о нашей клинике, то да, у нас все анестезиологи обучены и работают по этой технологии. В других детских клиниках эти технологии находятся на стадии внедрения. Специалисты нашей клиники выезжают в регионы и проводят мастер-классы на местах.

– Насколько врачи готовы к освоению этих технологий?

– Везде примерно одна картина. Приезжаем, говорим, ребята давайте будем работать по новой технологии, поскольку это эффективнее во всех отношениях. А в ответ слышим попытку разубедить в том, что это нужно, нас пытаются уговорить работать по старым технологиям.

Но мы стоим на своем. И когда наши коллеги видят преимущества нашей технологии на деле, то быстренько сами переучиваются, чтобы в совершенстве овладеть ими приезжают в Ташкент к нам в клинику. А все потому, что новые технологии обеспечивают меньше рисков и осложнений.

В принципе в этом нет ничего удивительного, это нормальное явление переходного периода. Почему мы внедрили эти технологии в нашей клинике раньше? Потому что у нас была необходимая аппаратура. А сейчас этими технологиями Министерство здравоохранения оснащает и все региональные операционные. Думаю, уже совсем скоро все наши клиники перейдут на эти современные стандарты.

Между прочим, эти технологии безопаснее и для врачей в операционных, поскольку современное оборудование так устроено, что в воздух операционной, в отличие от предыдущих модификаций, не попадает ничего лишнего.

– Что для вас является главным на профессиональном поприще, с каким настроением смотрите в завтрашний день?

– Современное оборудование позволило нам существенно продвинуться вперед. И это не предел, есть большой потенциал для совершенствования технологий. Поэтому инженеры и конструкторы, фармацевты и впредь будут совершенствовать оборудование и технологии. Мне бы хотелось работать с применением всего самого современного, потому что все это позволяет спасти жизнь большему числу пациентов, снизить риски, сделать лечение безопасным. И еще, я очень хочу,- чтобы с таким запалом работали все мои коллеги.

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей