ru en
Asaka bank
andijanatx.uz
1 USD = 3005.11  
1 EUR = 3375.87  
1 RUB = 46.24  
ru en
Главная / Персона / Эльдар Азимов: «Мы, по-прежнему, готовы играть хор...

Эльдар Азимов: «Мы, по-прежнему, готовы играть хорошую музыку»

Позвонив по телефону дирижеру Эльдару Азимову, предложил ему дать интервью как основателю первого камерного оркестра Узбекистана, на что он ответил «стоит ли?». Я настоял – встреча состоялась.

Беседа началась с вопроса: «Вас называют отцом камерной музыки Узбекистана, как вы шли к этому пути?». Изначально предполагал такую реакцию какая бывает в такой момент у скромных людей. Но не успел произнести первых два слова, как мой собеседник выстрелил: «Мафиози». Затем все-таки дослушав мой вопрос поправил: «Отец камерной музыки Узбекистана – это очень громко, и я не слышал, чтобы меня так называли. Но я основатель первого камерного оркестра Узбекистана и на всем пространстве Центральной Азии и Казахстана – это исторический факт».

Отмечу, собеседник шутил на протяжении всей беседы.

– То есть до вас в регионе никто не делал попыток организации камерного оркестра? – уточнил я.

– Нет, попытки-то были, но не удачные. Так что первым самостоятельным камерным оркестром стал созданный мной оркестр гостелерадиокомпании, который просуществовал сорок лет. К сожалению, два года назад в свете масштабных преобразований он прекратил свое существование.

– Если не секрет, а с чего все начиналось?

– Мне вообще всегда везло с педагогами. Первым моим наставником был энтузиаст своего дела Владимир Беленький, он был моим педагогом в музыкальной школе. Вообще это уникальный человек, он не был профессиональным дирижером, он был профессиональным музыкантом, концертмейстером симфонического оркестра, который сейчас называется национальным, и преподавал у нас в школе. Он то и привил мне любовь к этому жанру. Как ему это удалось, я не знаю. У него не было красивых жестов, он дирижировал огрызком карандаша, им же и писал, наверное, и тем не менее.

Второй сеанс посвящения в дирижёрскую работу был в армии, куда меня забрали на втором курсе консерватории. Старшие по званию меня оставляли заниматься с ребятами из духового оркестра, лишь только потому что я, как студент консерватории, имел определенное представление о дирижёрском искусстве. Некоторое время спустя мне предложили поступать в Московскую консерваторию на факультет военных дирижёров. Но я отказался, сказав, что я скрипач и мне нужно закончить ташкентскую консерваторию, где я уже был студентом.

Вернувшись из армии в стены родной консерватории продолжил осваивать тонкости игры на скрипке под руководством представителя известной столярской одесской школы Наума Ефимовича Повера, который прожил до 102 лет. А заняться дирижированием, уже позже, предложил легендарный Мухтар Ашрафи, который тогда был и ректором Ташкентской консерваторией и художественным руководителем оркестра театра Навои.

В 1971 году по распределению попал в оркестр гостелерадио, который тогда работал под руководством Евгения Живаева, по приглашению своего учителя Повера в его квартете был вторым скрипачом. Квартет вскоре отпал самим собой из-за смены коллектива. А вот в оркестре я продолжал играть. Более того мы оставались с ребятами после работы и играли – это были первые посвящения в музыканты будущего камерного оркестра. С начала нас было несколько единомышленников, а потом люди стали подтягиваться. Мы занимались с 9 вечера до глубокой ночи. А когда сформировался коллектив, за плечами были выступления на выездных пленумах композиторов, то попросил Мухтара Ашрафовича посодействовать, чтобы наш коллектив приобрел официальный статус. Так появился камерный оркестр гостелерадио, который специализировался на музыке композиторов-современников региона. Написать для нас композиторы считали за честь. Они не только приносили нам готовые произведения, но и писали на заказ. 

UNA_9181.JPG

– А сколько на сегодняшний день в стране существует камерных оркестров?

– Дееспособных можно по пальцам пересчитать, сейчас мы это и сделаем. Это «Солисты Узбекистана» и «Юные дарования». Ну и мой оркестр «Туркестан». Вот и все.

– А как родилась идея создать ваше второе детище – камерный оркестр «Туркестан»?

– В сложные девяностые прошлого столетия произошли всем известные события, которые повлекли за собой кардинальные изменения во всех сферах в том числе и на Гостелерадио. Нужно было перестраиваться и оркестру, у меня это в новой структуре гостелерадио не получилось, пришлось уйти. Вместе с тем, без работы не остался. Создали новый оркестр – «Звезды Узбекистана», который чуть позже получил название «Академия культуры», но просуществовал он не долго около двух лет. Дело в том, что финансировался этот оркестр спонсором, а когда у спонсора начались проблемы, то и оркестр прекратил свое существование. К сожалению, у нас не очень развита спонсорская поддержка музыкальных коллективов. В общем музыканты, высококлассные специалисты, работавшие со мной, оказались в подвешенном состоянии. Я тогда попросил их немного подождать, пообещав, что скоро что-нибудь придумаю. Этим что-нибудь и стал камерный оркестр «Туркестан», который существует уже более двадцати лет. Я пришел к Фарруху Закирову, он тогда был директором дворца «Туркестан», и предложил ему идею создания нового оркестра при дворце, он поддержал. Сейчас, правда, мы подотчетны объединению оркестров при Министерстве по делам культуры и спорта.

– Есть ли принципиальные отличия в репертуарах созданных вами оркестров?

– Конечно есть. Камерный оркестр гостелерадио, как я говорил, работал исключительно на том, что писали композиторы-современники региона. «Туркестан» же исполняет уже все что написано для камерных оркестров.

– То есть произошло расширение интересов?

– Можно и так сказать. Но оно было навеяно общим положением дел в музыкальном искусстве. Мы были и впредь рады воспроизводить хорошую музыку композиторов-современников, чем собственно и занимаемся. Но, к сожалению, у нас практически перестали писать. Того что пишут едва хватит на два-три концерта в год, а мы в месяц столько концертов даем.

К примеру, в предстоящем сезоне, из совершенно нового, того что еще никто не слышал будет только одно выступление на концерте, посвященном музыке нашего замечательного композитора Феликса Марковича Янов-Яновского. Мы хотим впервые за вечер исполнить все пять написанных им кончерто гроссо. Так вот пятый концерт он абсолютно новый, только что написанный, и еще никем не сыгранный.

Кроме Янов-Яновского с нами тесно сотрудничают его сын Дмитрий, Бафоев, Азимов и Махмудов и еще классик таджикской современной музыки Шахиди – вот, пожалуй, и все. Это те композиторы–современники, которые время от времени предоставляют нам композиции высокого класса, с этой музыкой приятно работать.

Раньше композиторы были заинтересованы, они получали гонорары за воспроизведение своих творений. Сегодня все намного сложнее, им приходится соглашаться на то, чтобы их музыку просто сыграли. Понятно, что все хотят, чтобы их труд был оплачен, и я глубоко убежден, что труд композитора должен быть хорошо оплачен. Но, к сожалению, у оркестра нет таких средств. Скажу более, музыканты тоже находятся в незавидном положении. А писать в стол и работать бесплатно – желающих нет.

Да и вообще отношение композиторов к своей работе изменилось. Надоело им это все что ли? Время от времени, мы реанимируем то что играл оркестр гостелерадио под моим руководством. Казалось бы, играют твое произведение, приди послушай. Однако на последний такой концерт в минувшем сезоне, за дирижёрским пультом был мой ученик, начинающий талантливый дирижер Камолитдин Азимов, не пришел ни один композитор, музыка которых звучала в тот вечер. Обидно и очень грустно, тем более что концерт получился на «ура» и зал был в восторге.

– Ну, а у слушателя-то потребность в новых композициях есть?

– Конечно. Потребность огромная. Это раньше мы могли с одним концертом выступать месяцами. Потому что было так: сделали один –два концерта и поехали по домам культуры на гастроли. Сегодня все иначе: каждый концерт – это новая программа. Играем-то практически на одной площадке в залах консерватории. Интерес зрителя нужно постоянно подогревать чем-то новым. Если он придет и услышит, то что он уже слышал, то следующий раз он уже не придет. Его постоянно нужно чем-то удивлять, чем-то радовать. И он имеет на это право, потому что платит за концерт. 

UNA_9089.JPG

– На концертах всегда аншлаг?

– Практически да, у нас есть свой слушатель и нас это радует, нас это стимулирует. На наших концертах есть молодежь, есть люди всех возрастов, даже бабушки с дедушками находят пятнадцать тысяч, чтобы прийти и послушать нашу музыку. Это радует. Раз люди платят, значит им это нравится.

– Живой концерт – сегодня это единственный путь к слушателю?

– У нас, к сожалению, да. Оркестр гостелерадио за то время, что работал под моим руководством, записал 31 пластинку с произведениями композиторов Узбекистана, Туркменистана, Киргизии, Казахстана. Старшее поколение помнит тогда были такие большие виниловые пластинки. Так вот на таких мы записали больше десяти часов музыки. Чтобы сохранить эти записи мне удалось перевести их в современный Mp3 формат. Записи с этих пластинок выходили в эфир, а потом и сами пластинки продавались. Сегодня к сожалению, мы не записываем.

– А в чем причина, есть страх то что это будет не востребовано?

– Если уж делать, то делать нужно качественно, тогда и пластинка найдет свой спрос. А сегодня мы бы хотели записать диск, да негде. Для того чтобы сделать хорошую пластинку, нужен хороший тонмейстер. Я не хочу никого обидеть, но увы. У нас, конечно, есть профессионалы своего дела, их можно пересчитать на пальцах одной руки, но они к сожалению, не имеют такой студии в которой бы мог уместится наш оркестр.

Я люблю работать в живую. Допускаю дубли, но не наложения, как сейчас работают многие.

– Вы любите экспериментировать и часто уступаете дирижёрский пульт не только молодым талантам, вашим же ученикам, но и зарубежным музыкантам…

– Да это действительно так. А потому что нет ничего лучше совместного музицировали, это способствует взаимообогащению, развитию…

– Ну а с иностранными музыкантами как удается установить контакт?

– Сейчас даже молодёжь в коллектив не просто пригласить… Но мне за семьдесят и мне нужно думать кому передать свое дело. Поэтому я вынужден активно работать с молодежью, подбирать себе замену.

А если говорить об иностранцах, то приглашать их тоже не просто. Но у нашего оркестра есть мостик, который способствует такому сотрудничеству. Это мой ученик профессор Мичиганской консерватории Тигран Шигонян. Это человек мира, который помешан на музыке и готов развивать ее везде… Все началось несколько лет назад. Он приехал, подошел ко мне, попросил сыграть с моим оркестром. Сегодня он не только музицирует с нашим оркестром, когда приезжает, но и помогает приглашать к совместному сотрудничеству других выдающихся зарубежных музыкантов.

– А что вас, несмотря на возраст, заставляет заниматься музыкой, руководить оркестром?

– Ничего, просто даю концерты, занимаюсь любимым делом и будут продолжать заниматься этим пока есть силы.
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Другие материалы рубрики

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей