ru en
ВСЕ НА ВЫБОРЫ!
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3189.93  
1 EUR = 3434.89  
1 RUB = 49.72  
ru en
Главная / Персона / Чего хочет Фаррух Закиров?

Чего хочет Фаррух Закиров?

Пожалуй, в Узбекистане нет человека, который пройдет мимо легендарного Фарруха Закирова из не менее легендарного ансамбля «Ялла» и не попросит автографа и селфи. А чего хочет сам певец? Об этом он рассказал в интервью Uzbekistan Today.

Фаррух Каримович, что бы вы хотели сделать в творческом плане?

– Поставить мюзикл, который я написал в соавторстве с Юрием Сергеевичем Энтиным. О чем он - говорить пока не буду: это секрет. А еще мюзикл-ремейк по музыкальному фильму, который шел в советское время. Он интернациональный, с большим количеством зарубежных гостей. В этой работе я хотел бы предстать перед зрителем не как автор или исполнитель, а как продюсер. Если хватит сил, если кто-то поддержит материально, - эти планы должны сбыться в ближайшие пять лет. А пока - готовлюсь с духом к реализации проекта.

А как же «Ялла», сольные выступления?

– Так бурной деятельности, как раньше, нет. На мероприятия, корпоративы приглашают часто, но принять их все нет возможности — возраст не тот. А что касается концертов - их меньше, и мы всегда с удовольствием принимаем участие в них. У меня особое отношение к концертам, любовь к ним сохранилась еще с молодости. Сольных концертов мало, в основном пою с коллективом. Но тем не менее, нет-нет приглашают, куда-то выезжаем. Но былой востребованности нет. Однако нас помнят и ценят. За это всем большое спасибо.

– В последнее время практически не слышно новых песен в вашем исполнении. Они были?

– В апреле этого года, по случаю 70-летнего юбилея, в узком кругу - для самых близких. Это была новая композиция, которая, если честно, для меня самого стала сюрпризом. Аня постаралась. Она попросила друга нашей семьи – известного режиссера, композитора Джасура Исхакова написать стихи к новой музыке, он согласился. Так родилась песня «Признание в любви», в любви к судьбе, к тому пути, который я прошел по жизни. Она отражает мое сегодняшнее состояние: я благодарен судьбе за все, что имею. Если бы мне предложили еще раз прожить жизнь Фарруха Закирова, то я, безусловно, согласился бы. У меня очень счастливая судьба.

А что с «Яллой», она жива?

– Конечно. Ансамблю 46 лет. Я изучал мировую историю музыкальной культуры и не нашел в ней примеров, когда бы музыкальный ансамбль просуществовал столько лет. Правда, из первого творческого состава остался я один. Но и нынешним составом мы работаем с 1979 года, тоже немалый стаж. У ансамбля, как у любого творческого коллектива, было все - и кризисы, и успех...

Иногда проходит слух, что «Ялла» выступает в Москве, где-то еще... А почему не выступаете в Ташкенте?

– Знаете, все чаще в подсознании зарождается сомнение: а вдруг не придут, вдруг не получится... Поэтому мы осторожничаем. Сейчас много талантливой молодежи, которая более современна и пользуется огромной популярностью. Может быть, эта мысль безосновательна, но она есть, она внутри нас.

А с другой стороны, мы знаем, что наши поклонники ждут концертов «Яллы». У меня были случаи, когда меня тормозили инспекторы безопасности дорожного движения (я люблю водить машину сам), но не из-за нарушения правил, а потому что просто хотели со мной поздороваться и спросить, почему я не выступаю, когда будет концерт. На мои слова «пусть молодежь выступает» я получил ответ: «Молодежь пусть выступает, мы не против, но у них свой стиль исполнения, своя аудитория, а у вас - своя. Мы ждем ваших концертов». Мне было очень приятно это слышать.

В этом году было столько поводов подарить жителям страны концерт любимой группы...

– Если честно, в каждодневной суете мы не успели подготовить новую программу. Попробуем исправиться осенью. Это будет своеобразный творческий отчет.

– Репертуар, который у «Яллы» сейчас, обновляется?

– Обновляется, но, наверное, не столь активно, как раньше. В свое время к каждому концерту старались подготовить новый номер. Сейчас – реже. Последние лет пять-шесть хорошо, если одна новая песня в год появится. каждая новая композиция – это обращение к истокам, обращение к традициям.

Почему ни одна из новых композиций не стала популярной?

– Знаете, раскручивать песню – очень серьезный, сложный процесс. С появлением социальных сетей, Интернета мир накрыл такой мощный поток информации, что традиционные схемы раскрутки песен кардинально изменились и требуют немалых вложений, разработки стратегии. Думаю, что если бы мы хотели «раскрутить» новую композицию, у нас бы получилось. У нас такой цели нет.

Журналисты меня часто спрашивают: «Почему у вас так мало клипов?». Я к этому отношусь неоднозначно. Если делать клип на высочайшем уровне, то нужна миллионная смета, должна быть определенная цель. Деньги мы бы нашли... Но для чего нужен клип? Прежде всего, для того чтобы заработать имя, получить популярность. Вы же понимаете, нам это уже не интересно, имя у нас есть, пусть его зарабатывают молодые.

У «Яллы» нет молодежного ответвления?

– Был как-то разговор о создании такового. Я против такого «инкубаторского» подхода. Достаточно того, что молодежь нас слушает, поет наши песни, нам подражают – в этом продолжение нашего творчества. А если кто-то, слушая нас, загорится и захочет создать собственный коллектив – в добрый путь! Но это должен быть новый коллектив со своими традициями. Любое творческое объединение должно прожить свою, самостоятельную жизнь.

Вы и популярность. Не устаете от того, что вас узнают и практически каждый хочет подойти и пожать вам руку, сфотографироваться?

– Нет не устаю. Некоторые мои коллеги моложе меня бегают от поклонников. Я к этому отношусь философски, где-то с благодарностью. Это же подарок судьбы: такое дается одному из миллионов.

Вам приходилось сталкиваться с тем, что ваше творчество, творчество «Яллы» вдохновляло на творчество других?

– В принципе, да: художники пишут портреты, в стихах, в литературных произведениях вспоминают.

А вы знаете, что ташкентский скульптор Рашит Сулейманов мечтает в одном из городских парков установить монументальную скульптуру «Ялле»? У него даже макет готов.

– Вау! Об этом впервые слышу. Кстати, казахскому ансамблю «Дос мукасан», немного раньше нас организованному, но по популярности, без излишней скромности говорю, уступающему нам, на 40-летие в Павлодаре установили бронзовый памятник. Мне будет очень приятно, если скульптору удастся реализовать этот проект.

– У вас была возможность устроить жизнь в другой стране? Наверняка ваша популярность помогла бы в этом? Почему не воспользовались этой возможностью?

– Да, была такая возможность. Я очень люблю путешествовать. Люблю ездить в Америку, особенно в Калифорнию. У меня там младший сын учится. Люблю ездить в Германию. Мне она дорога тем, что лет 20-30 назад там был реализован проект, в рамках которого 15 узбекских песен были переведены на немецкий язык: на протяжении нескольких лет они становились в Германии «Песнями года». Да, наши узбекские народные песни, переведенные на немецкий язык становились шлягерами, песнями года. Не прочь съездить в Швейцарию, своеобразная, интересная страна.

Но вот что я вам скажу: я очень люблю свою Родину, свой Узбекистан. Здесь мои предки, здесь я прожил всю свою жизнь. Я люблю свой край, свой народ. Здесь все такое родное. А еще недавно, на старости лет, построил дом. Я все это никогда ни на что другое не променяю. Я могу в другом месте пожить, но недолго, полтора месяца максимум, и все: хочу домой, в Ташкент.

Наверное, поэтому все ваши шлягеры на патриотическую тематику и всегда звучат современно, несмотря на то, что им много лет?

– Наверное, это так. Буквально вчера, беседуя с кем-то, вспомнил, что песне «Учкудук» - 36 лет. И несмотря на это - она востребована.

Знаете, часто бывает так, что готовишься к выступлению, хочешь представить вниманию поклонников новое, а на концерте из зала кричат: давай про Учкудук, Самарканд, Ташкент, Андижан... Любят про Шахрисабз. И что самое удивительное - так происходит не только у нас, в Узбекистане, но и за рубежом. Эти песни стали таковыми, наверное, потому, что они не выдуманные. Это реальный взгляд на мир, взгляд глазами поэта, творческого человека.

Меня журналисты часто спрашивают, как мне удается патриотические песни писать, шлягеры. Всегда говорю честно: меньше всего об этом думаю и пишу песни о том, чем живу. Это уже потом выясняется, что она наполнена патриотизмом.  

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей