ru en
Архитектурная эпиграфика Узбекистана
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3176.16  
1 EUR = 3450.86  
1 RUB = 49.15  
ru en
Главная / Персона / Борис Гафуров провел новые грани в жизни

Борис Гафуров провел новые грани в жизни

«Последние два с половиной года после создания семьи и появления ребёнка театру стал уделять внимания немного меньше», - признался в интервью Uzbekistan Today художественный руководитель театра «Ильхом» Борис Гафуров.

– И все же, что для вас значит театральное искусство в целом и «Ильхом» в частности?

– Я человек театра и театр для меня – это все. «Ильхом» – это большая часть меня, моей жизни. С момента создания семьи и появлением ребенка мне пришлось научиться разграничивать, посвящать себя не только театру, но и семье.

– Театр ушел на второй план?

– Нет, просто я стал разделять жизнь на две равные половины, которые для меня одинаково дороги. Так что театр по-прежнему смысл моей жизни.

– Можете ли вы его назвать местом, где претворяются в жизнь ваши мечты, где вы можете оградить себя от повседневной суеты?

– Театр – это моя лаборатория, место, где я могу остановиться и попытаться что-то понять про себя, про жизнь, но не отрешаться от нее. Я люблю это место и благодарен театру за то, что он научил меня различать правду от лжи и относиться к себе с иронией.

– Над какими спектаклями и в какой ипостаси вы сейчас работаете?

– В данный момент я как актер принимаю участие в новом проекте по роману Франца Кафки «Замок». Режиссер Максим Фадеев. Этот проект осуществляется при поддержке наших давних партнеров и друзей Гете института в Узбекистане. Премьера намечена на 10 декабря 2016 года.

– По-моему, вы давно не принимали участия в новых постановках?

– Да, вы правы, уже больше десяти лет. После трагических событий в 2007 году, когда был убит основатель нашего театра Марк Вайль, и после того, как меня назначили на должность художественного руководителя театра, я как актер не принимал участия ни в одной новой постановке.

– На недавних гастролях в Ереване, где «Ильхом» открывал программу театрального фестиваля, вы были на сцене…

– Но я же не говорил, что не играл совсем. У меня в репертуаре сейчас пять спектаклей. Но это все роли, которые я уже играл до принятия руководства или в которые я вводился, когда нужно было заменить актера, по тем или иным причинам покидающего театр. «Семь лун», который мы показали в Ереване, не исключение, в нем я играю шаха Бахрама, которого изначально репетировал и играл другой актер.

– Вернемся к теме разговора. Как вам работается над новым спектаклем, как вы себя чувствуете? Не потеряли ли навыки?

– Я как никогда получаю удовольствие от самого процесса репетиций. Если раньше был важен результат, то сейчас важен сам путь, часы общения с партнерами, поиск правды, погружения в мир писателя. Конечно, ощущаю и большую ответственность: в этом проекте заняты мои ученики, которые еще совсем недавно закончили нашу студию.

– Как дается новая роль?

– Пока непросто, ведь Кафка - не из простых писателей…

– Скоро будет десять лет, как вы - художественный руководитель театра. Вы помните, как пришли к этой должности?

– Да, конечно, это невозможно забыть. Все связано с трагедией, произошедшей в 2007 году, – убийством основателя и художественного руководителя театра Марка Вайля. На следующий же день в театре собрался костяк нашего творческого коллектива, перед которым стояли непростые вопросы - как жить дальше и что делать с театром? Решили, что театр должен жить, а художественным руководителем избрали меня.

– Наверное, Марк Вайль при жизни, в бытность руководителем, как-то давал понять, что в вас видит своего преемника?

– Не знаю. Я никогда не думал об этом. Мы - дети Марка и представить свою жизнь без него было невозможно. Да, он возлагал на меня задачи, которые входят в должностные обязанности художественного руководителя в его отсутствие, доверил преподавание в студии, но чтобы я встал у руля театра после его смерти... Это исключительно решение коллектива.

– Услышав решение коллектива, не засомневались, что справитесь?

– Сомнения и сейчас есть. Нужно быть совершенно сумасшедшим, чтобы не понимать, что после Мастера взвалить на себя такую ответственность -равносильно самоубийству. Это был театр Марка Вайля, и все в нем крутилось вокруг его энергии и безумного таланта. Также надо понимать, как устроен «Ильхом»... Это особый театр. У нас нет государственного финансирования, нет вышестоящей организации, которая решает, кто будет руководить им. Средства, которые театр зарабатывает на продаже билетов, составляют примерно 30-40% необходимого годового бюджета. Иногда актеры не получают зарплату по четыре-пять месяцев, но никто не жалуется. Все здесь завязано на жажде творчества. И каждый раз, закрывая очередной сезон, задаешься вопросом, а будет ли новый?

Марк Яковлевич нередко в конце очередного театрального сезона тоже говорил, что не знает, будет ли у театра следующий, новый сезон… Но несмотря на все трудности, театр продолжает жить, и в сентябре мы открыли уже 41-й театральный сезон.

Помню, в первый год после ухода из жизни Марка Вайля многие говорили, что «Ильхом» без Мастера не проживет и года... Мы выжили, и был второй год жизнедеятельности театра, потом третий, а затем слухи о том, что нашему театру скоро конец, стихли. С тех пор стало модно говорить, что сегодня «Ильхом» уже не тот, что был десять лет назад...

– А вы как считаете, какой сегодня «Ильхом»? На ваш взгляд, изменился театр за годы вашего руководства?

– Конечно, изменился. Повторить «Ильхом» Марка Вайля невозможно, можно только постараться продолжить его дело, сохранив те ценности, которые были заложены им в нас при жизни. Можно принимать или не принимать сегодняшний «Ильхом», но сравнивать его с «Ильхомом» Марка Яковлевича, мне кажется, глупо. Я благодарен нашему зрителю, который продолжает верить в нас и любить. В театре почти всегда зал полон, а это, наверное, о чем-то говорит. Нас знают и ждут зрители не только в нашей стране, но и за рубежом. Выезжая на гастроли, мы иногда играем в залах, которые в пять-шесть раз вместительнее нашего, рассчитанного на 150 мест. И почти всегда у нас – аншлаг. Так было и на недавнем фестивале в Ереване, где мы играли в зале на 750 мест.

На ваш вопрос, что я привнес в жизнь «Ильхома», ответить не могу. Это задача историков театра, театральных критиков.

– Есть ли что-то, о чем вы можете сказать, что оно существует со времен Марка Вайля?

– Я думаю – это свобода творчества, возможность самореализации. Но вы об этом лучше спросите у других «ильхомовцев».

– А какой вы художественный руководитель?

- Как говорят коллеги, слишком мягкий.

– И напоследок: что нам ждать от театра в ближайшее время?

– Первое, и об этом мы уже с вами говорили, - премьеру «Замка» Франца Кафки, намеченную на 10 декабря.

Далее: в лаборатории «Театр плюс музыка», которая начала свою деятельность с января 2016 года, под руководством Артема Кима ведется работа над проектом по произведениям Михаила Булгакова.

Во второй половине сезона планируется выпуск нескольких проектов: премьера спектакля «Глаза дня» по пьесе Елены Греминой ( режиссер Марина Турпищева), Дни американской культуры при поддержке Посольства США в Узбекистане и Лаборатория молодых режиссеров Центральной Азии и Казахстана при поддержке Швейцарского бюро по сотрудничеству.

Ждем вас на спектаклях театра Марка Вайля «Ильхом» в 41-м театральном сезоне. 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей