ru en
Asaka bank
andijanatx.uz
1 USD = 3005.11  
1 EUR = 3375.87  
1 RUB = 46.24  
ru en
Главная / Персона / Алексей Чепрасов: «Ребенку лучше пообщаться с зайч...

Алексей Чепрасов: «Ребенку лучше пообщаться с зайчиком, чем бегать по улице и ловить покемона»

Каково это, когда протыкают твою шею мечом? Совсем не больно! В этом убедились корреспонденты UT во время встречи с волшебником Алексеем Чепрасовым. Ведь это некое волшебство, когда птицы могут исчезнуть, а меч, продырявивший шею человека – не оставить следа.

Заставлять взрослых людей восхищаться мелочам, вызывать улыбки и восторг ребятишек – все это подвластно иллюзионисту и дрессировщику Алексею Чепрасову.

– Расскажите, как вы пришли в профессию?

– Не могу утверждать, как это делают многие новомодные иллюзионисты, что с детства мечтал об этом. Меня покорила эта профессия лишь после того, как я устроился работать в цирк. Я хотел быть музыкантом. Поэтому и закончил Эстрадно-цирковую студию как барабанщик. В цирке играл в оркестре. А когда  с коллективом поехали в Малайзию в первую зарубежную поездку в 1993 году, мне пришлось остаться там работать. Я был ассистентом дрессировщицы собачек, у которой сын был иллюзионистом. Кстати, его педагог – известный наш ферганец Фозил Эгамбердиев. Считаю его своим наставником. Фозил ака многое мне дал, до сих пор что-то подсказывает. Ведь иллюзия – жанр, который постоянно нужно познавать. В 1995 году уже начал работать как иллюзионист и дрессировщик.

Считаю, что иллюзия никого не оставляет равнодушным, тем более когда имеешь доступ к этому. Любой человек будет проявлять интерес.

– Уже через два года вы начали выступать…

– Начал показывать самые элементарные трюки. Это классика жанра, которая до сих пор присутствует в моем репертуаре. Я лишь усложнил их. К примеру, если раньше платочки разноцветные связывались, развязывались сами, то теперь из них появляются голуби или кролики.

С 1990 года по сей день работаю в цирке. Вот уже 26 лет без перерыва, даже без выходных и отпусков. Когда выходим в отпуск, следим за животными дома. Отказался от группы собак, потому что увезти большую группу животных проблематично. Поэтому я надрессировал одну собачку – Юту, которая выполняла одна то, что делали 28 собак, да еще учила детей математике. Сейчас она доживается последние свои дни, у нее рак. Несмотря на все сложности, мы продолжаем ухаживать за ней, и заботиться. Животные, работающие в цирке – наши партнеры. Порой утверждают, что в цирке мучают животных, недокармливают. На самом же деле люди и животные там как одно целое. Невозможно поменять взрослой обезьяне или медведю дрессировщика – они вместе от начала своего творческого пути до конца.

Я не работаю с картами, сигаретами. Не считаю, что их можно показывать детям. Им нужно больше показывать номера с животными, ведь это учит добру. Лучше пообщаться с зайчиком или кроликом, чем бегать по улице и ловить покемона. В век компьютеризации дети стали меньше интересоваться миром, в котором мы живем.

К нам часто заглядывают соседи с детьми. Во дворе держим кроликов, голубей и других животных. Малыши играют с ними, кормят. Зимой у нас были утки, а весной я увез их на дачу. Детишки пришли с протестами: «Верните уток!» Значит, им интересно общаться с животными. Я и обезьянок показываю и с попугаем разрешаю фотографироваться. Дети более эмоционально воспринимают, когда из платочка появляется голубь.

– Что сейчас у вас в  репертуаре?

– Недавно включил в репертуар «Магию вееров». Ловится огонек и сажается на каждый луч веера. Есть также летающие столики и конечно классика жанра. Иллюзионист без кролика в шляпе лишь на половину иллюзионист.

Раньше было проще – у меня в цирке была мастерская. Я там закрывался и выдумывал новые номера. В то время было сложно найти реквизит. Поэтому сами все придумывали. Собирал шкатулки, столики для исчезновения или появления. Около 15 лет назад собрал свой столик, который служит и для реквизита, и для исчезновения животных – кроликов, гусей, уток. Хотя он весь облез, до сих пор служит мне. Сейчас заказываем китайский реквизит. Что может быть проще?! Нашел в AliExspress, заплатил и тебе все готовое прислали. Но знаете, однажды я немного облокотился на столик, сделанный в Китае, и чуть не упал вместе с ним. Потому что там штампуют, а мы делали на совесть. На наших столиках сидеть можно. 

– Много номеров придумываете сами?

– В иллюзии, наверное, уже придумывать нельзя. Все равно когда-то, где-то это было. Все новое – это хорошо забытое старое. Стараемся дорабатывать.

Сейчас начал делать номер из репертуара любимого иллюзиониста Лэнса Бартона. Он практически готов. Создать трюк – это мало, основная проблема – его скомпоновать с музыкой, мыслями, движениями. Нельзя просто включить клубную музыку. Мой враг – мое музыкальное образование. Стараюсь брать порой нестандартные композиции, которые мне на слух ложатся. Стремлюсь делать все в ритме музыки.

Еще один трюк, который на сегодняшний день единственный в стране – это будет левитация. Девушка будет летать над столом.

– За 25 лет практики случались ли во время выступления какие-то оплошности?

– Конечно, особенно с китайским реквизитом. Свой реже подводил. Колечки, к примеру, лопались. Когда детям даешь проверять, они очень любознательны, начинают кольцами ломать асфальт. Тогда то оно и лопается. Приходится выкручиваться. Всегда нужно быть готовым к такому. Нельзя быть уверенным на 100%. Нужно знать что сказать. Если попадешь впросак, нужно найти способ из него вылезти.

Самый верный ассистент – моя супруга Марина. Она и любопытного зрителя отгонит, ведь очень многие подходят, заглядывают, щупают руками. Если что-то нажмут, может открыться раньше времени. В цирке есть закон – любой чужой реквизит перед выступлением трогать нельзя. Если это жонглер, значит булавы будут падать. Супруга не допускает этого на моих выступлениях.

– С кем приятнее работать – со взрослыми или детьми?

– Я больше работаю с детьми. Хотя у меня достаточно трюков и для взрослой публики. Все зависит от внутреннего состояния тех людей, к которым я выхожу. Если они улыбаются, идут на контакт, отдаешь всю душу.

– Что вы думаете о современных молодых иллюзионистах? Отличается ли их школа подготовки от вашей?

– Да, отличается. Мы учились на классике, тех же кроликах. Сейчас новое направление. Многие молодые иллюзионисты стараются подражать зарубежным иллюзионистам, большинство трюков которых сделаны на камеру, со стоп-кадром. У молодых более хай-тековское направление. Может, это пройдет, и они вернутся к кроликами.

В Ташкенте несколько профессиональных иллюзионистов. Это Хушнуд Махмудов, недавно начал работать и его сын Олимжан, Дмитрии Ким и Поляков. Учиться никогда не поздно. В моем возрасте к молодежи обязательно нужно обращаться. Пытаюсь что-то перенять у них.

– Что чувствуете после выступления?

– Зависит от зрителя. Если он благодарный, то со сцены не хочется уходить. Сначала чувствую удовлетворения, потом все-таки приходит усталость.

– Есть животные, с которыми мечтаете сделать трюк?

– С любым животным. Все зависит от площадки. Сделать появление или исчезновение слона – пустяковое дело, сутки работы для подготовки реквизита. Просто нам не предоставляется такая площадка. 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей