ru en
ВСЕ НА ВЫБОРЫ!
Asaka Bank
HUAWEI
1 USD = 3189.93  
1 EUR = 3434.89  
1 RUB = 49.72  
ru en
Главная / Персона / Александр Николаев: «Мое творчество – рефлекс на у...

Александр Николаев: «Мое творчество – рефлекс на увиденное»

«Готовлюсь к VIII Ташкентской биеннале. Планирую представить работу под названием «Узбекская кухня», в ней будет много видеоарта, инсталляций. Затрону темы плова, шашлыка и многое другое» – приоткрыл завесу предстоящего осенью 2016 года события ташкентский художник Александр Николаев.

– Прежде всего потому, что инсталляция и видеоарт – это такие виды искусства работа над которыми не прекращается до открытия выставки. Ведь очень многое зависит даже от того какую площадку тебе предоставят, что будет выставлено у соседа по экспозиции. В общем в современном искусстве очень много нюансов которые могут внести коррективы в итог, - продолжает художник.

– Почему вы решили участвовать в Ташкентской биеннале именно с этим проектом?

– Для биеннале выбрал тему «Узбекская кухня», потому что очень хочется попробовать сделать что-то интересное и актуальное на эту тему.  В общем давно мечтал что-нибудь сделать в этом направлении. А так у меня много проектов. В частности, среди них – корректура. Это про то, когда творческому человеку говорят «делай так и никак иначе». Мой проект — это игра с цветом. Смешной, веселый и одновременно очень серьезный проект на злобу дня.

– Инсталляции и видеоарт – относительно новые направления для искусства Узбекистана. Как вы пришли к тому, что стали заниматься современным искусством?

– Начинал как живописец, первые мои выставки проходили в театре Марка Вайля «Ильхом». Это была первая половина 90-х годов прошлого столетия. С одной стороны, дух театра, который стремится ко всему новому и нестандартному. С другой стороны, время, когда, рухнул «железный занавесь» и мы вдруг узнаем, что есть не только живопись в ее традиционном понимании, но и современное искусство с его объемными инсталляциями и видеокартами. Естественно мне захотелось попробовать себя в этих направлениях. Первые мои работы были в буквальном смысле слова разбиты в пух и прах критиками и искусствоведами, все сходились в одном – у тебя получилось черт знает что. Зато сейчас в основном хвалят, дают положительные отзывы. Это не потому, что тогда было плохо, а сейчас хорошо. Поменялось время, эволюционировали взгляды. Мы стали ближе к прогрессивным течениям искусства современного мира.

– Большинство инсталляций и видеоартов – это работы, сочетающие в себе не только творчество художника, но и оператора, монтажера и даже инженера-конструктора. Кто вам помогает?

– В большинстве своем стараюсь обходится своими силами и навыками. Я сегодня практически единственный в Узбекистане художник, который занимается созданием кинетических инсталляций. Работаю в этом направлении с 2000-х годов.  Моя первая работа – станок, печатающий людей, был представлен на столичной выставке современного искусства «Констелляция». Месседж этой работы в том, что люди в своей сущности очень похожи друг на друга. Потом эта инсталляция несколько раз выставлялась за рубежом, сейчас хранится у меня дома, где-то на антресолях.

Если говорить о видеоарте, то эти короткометражные фильмы создаю от начала до конца сам. Это та же картина, только в ней есть динамика, движение.  И удается сделать это на достаточно высоком профессиональном уровне. А некоторые технические приемы использованы на столько мастерски, что иногда даже удается обмануть профессиональных режиссеров. Герои – самые обычные люди, мои друзья.  Мои самые известные видеоарты, неоднократно представлявшиеся за рубежом, в том числе и Венецианской биеннале, это – «Молитва», «Аквариум», «Хочу в Голливуд» и «Время собирать камни».

Есть конечно работы, которые создавал в сотрудничестве. Так, например, проект «Мир добрых людей», представляющий собой портреты людей разных профессий. Это коллажи, которые мне помогала делать мастерица Лариса Панова. Я создавал эскизы, а она уже доводила их до ума. Там, есть и продавец арбузов, и любитель – автомобилист и многие другие.

– Как вы выбираете, в каком виде будете делать свою очередную работу: живопись, инсталляция, видеоарт?

– Все очень просто: инсталляция и видеоарт – это очень затратные виды искусства и зачастую, чтобы создать очередное произведение нужен спонсор, необходимо купить материалы, инструменты и так далее. Поскольку в искусство у нас вкладываются пока очень неохотно чаще всего приходится брать в руки кисть и садиться за мольберт.

– Большинство последних ваших картин посвящены такой непростой теме как хрупкость мира. Как вы пришли к этому?

– Конечно, эта тема в моем творчестве относительно новая. В молодости на холсты выливал душу, все-то, что сопутствует любому молодому человеку, весь набор милых сердцу вещей. К тому же я воспитанник классической школы живописи. Войны и трагедии тогда на моих полотнах не было. Но со временем я стал художником-реалистом. Убежден, что он должен реагировать на происходящее. Так и пришел к теме «хрупкости мира». На моих полотнах то, что мы видим каждый день на экране телевизора. С точки зрения художника в этом тоже есть эстетика красоты, это достойно отражения. Я стараюсь на одном полотне отразить то, что жизнь  разнообразна: где-то танки горят, кто-то ищет укрытия, а кто-то живет обычной жизнью.

– То есть вы хотите сказать, что творите под воздействием увиденного по телевизору?

– Я  художник, творческого которого – это рефлекс на увиденное, происходящее. В прошлом году я был в группе шести узбекистанских художников, которым  представили возможность жить и творить в артгалереи Халиф в Абу-Даби. Там у меня «родился» цикл картин, посвященных арабскому миру. Я рисовал свое восхищение увиденным, на войну там не было и намека. На картинах – новый для меня, самобытный арабский мир. Все они,  согласно договоренности, остались в галерее.  

– Ваша инсталляция «Хочу в Голливуд» – это про Вас?

– Это про всех, кто был молод в начале 90-х годов. Она про парня, кстати, это реальный персонаж, который стучится в голливудские студии и везде получает отказ. Ведь тогда такое время было, когда все с ума сходили от того что открылись границы и можно было пробывать себя в самых разных направлениях. Только тогда мало кто понимал, что за бугром мало кто нас ждет. Кстати, герой этой инсталляции все-таки стал сниматься в кино, но не в Голливуде, а в Москве ему в основном достаются роли гастарбайтеров.

– И тем не менее вы один из немногих узбекистанских художников, который активно выставляется на самых крутых форумах современного искусства, в том числе Венецианской, Монреальской, Московской биеннале. Как вам это удается?

– Художник тогда художник, когда выставляется. Востребован я благодаря кураторам, которые верят в меня и приглашают к участию в этих международных проектах. Сейчас, конечно, уже работает имя. Так, например, в прошлом году я попал на колумбийский проект современного искусства «Видеограмма». Его автор, господин Аленсо, он кстати, собирается приехать в этом году к нам на ташкентскую биеннале, увидел мои работы в сборниках, альбомах и пригласил. Сам правда, я не ездил, но выставлялись мои работы –  «Молитва» и «Время собирать камни».

– Какой из международных проектов, в которых вы принимали участие, Вам запомнился больше всего?

– Венецианская биеннале. Запомнилась потому что это был первый центрально азиатский павильон на старейшем форуме современного искусства. Тогда к нему было приковано внимание всего мира. Там я  впервые и представил свой видеокарт «Хочу в Голливуд».

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей