ru en
Asaka bank
andijanatx.uz
1 USD = 3010.2  
1 EUR = 3379.55  
1 RUB = 47.13  
ru en
Главная / Персона / Акбар Бектурдиев: «Сейчас самое время пробовать си...

Акбар Бектурдиев: «Сейчас самое время пробовать силы в новых направлениях»

Не прошло и месяца, как на экраны страны, вышел фильм – самый дорогой отснятый отечественными кинематографистами за последние двадцать лет. Его режиссер Акбар Бектурдиев, которого мы знаем, как автора драматических картин и мелодрам, сумел удивить зрителя не только бюджетом своего нового творения – 1,6 млрд. сумов, но и выбором творческих и технических решений. Фентези – историческая сказка, снята в формате 4K со звуком Dolby Surround 5.1, в фильме изобилие различных трюков и компьютерной графики. А что осталось за кадром и не сказанным в СМИ? Об этом режиссер рассказал в эксклюзивном интервью Uzbekistan Today.

– Акбар, скажите с выходом премьеры «Ойкиз эртаги», наверное, выдохлись, реализовали самые смелые творческие планы и намерения?

– Это как посмотреть. С одной стороны, я сейчас опустошён, ищу вдохновение на создание новых картин: читаю сценарии, книги, смотрю фильмы. В общем,  ищу интересное, что можно было бы воплотить в жизнь. С другой стороны, при создании «Ойкиз эртаги» многое осталось не реализованным, в творческом плане. Картина получилась высокобюджетной, но при этом был снят второй вариант, упрощенный, который пришлось создавать для того, чтобы уложиться в те деньги, которое нам выделяло государство и возможности наших специалистов. В фильме много компьютерной графики. В первоначальном варианте ее было еще больше, и она была еще сложнее, так что когда я стал прорабатывать пути реализации задумки, то ребята, занимающиеся компьютерной графикой мне просто сказали, что они не смогут справиться с этим уровнем сложности, так как им еще не приходилось создавать работы такого уровня, нужно учиться.

– Но ведь всегда есть вариант – пригласить зарубежных специалистов, которые имеют большой опыт в работе такого рода?

– Да, но это бы привело к удорожанию нашей картины в несколько раз. К тому же мне хотелось создать такую картину силами именно наших ребят, чтобы заложить фундамент. Ведь все, кто работал над ней, выросли в профессиональном плане, теперь они знают в каком направлении нужно расти. И больше чем уверен, что сейчас уже можно создавать картину с компьютерной графикой более высокого уровня, потому что есть основа, от которой можно отталкиваться для создания более сложного.

– И нужно вам было преодолевать все эти сложности?

– Мне очень хотелось, чтобы наш кинематограф шагнул вперед. Да, сейчас мою работу можно критиковать, ругать, но это была первая за двадцать лет картина, снятая в Узбекистана в жанре фентези, с таким  большим объемом современных технических решений, в частности компьютерной графикой.

Наша молодежь смотрит «Гарри Поттера» и прочие сказки зарубежного производства. Им это нравится, их это увлекает. При этом до сих пор ничего подобного наш кинематограф не представлял. У нас, что ни премьера, то драма или мелодрама, в лучшем случае остросюжетный боевик. Признаться, ведь до этого все мои фильмы тоже были в рамках первых двух жанров, надоело. Наступило понимание, что нужно двигаться вперед, расширяться, пробовать что-то новое. Помогла критика, ведь наш кинематограф за привязанность к семейным драмам и love-story не ругал только ленивый.

Вот мы и попробовали.

– Скажите, а сложно было найти общий язык с худсоветом?

– Вы знаете, нет. Как-то с самого начала чувствовалась поддержка. Даже в первый раз, когда сценарий не прошел, я не слышал резкого категоричного отрицания. Мне сказали, знаешь, парень, хорошо, но в деньгах это будет стоить о-о-очень дорого, таких денег пока нет, нужно снимать и другие картины. Тогда я решил попробовать еще раз, упростил сценарий, и снова подал работу на рассмотрение в худсовет. На этот раз мне сказали дорого, но давай попробуем. И это было сделано исключительно потому, что в худсовете работают люди, которые понимают, что нужно идти вперед и развивать наш кинематограф.

– Работу над каким из своих 9 фильмов вы можете назвать самой запоминающейся?

– Безусловно, над «Ойкиз эртаги».

– Разрешите полюбопытствовать, почему съемки проходили в Хорезме и Каракалпакии?

– Потому что нужен был определенный антураж. Рассматривался вариант Бухары, но там памятники разбросаны по городу и очень много нового, современного. Ичан-кала, где и проводились съемки, лучше подходила, с точки зрения создания в фильме атмосферы погружающей зрителей в старину, и там все памятники в одном месте. А Каракалпакские пустыни, степи выбрали, потому что рядом, удобно.

– Что за период съемки было самым впечатляющим?

– Таких моментов было много. Это катастрофическая нехватка времени. Нас никто никуда не торопил, но костюмы и грим были настолько сложны, что начинали одевать актеров с утра, к съемкам они были готовы только к обеду. Только начинали работать, как пора было уже заканчивать, темнело. Работали много, не могу сказать, что было легко… Даже был такой случай, когда снимали в пустыне наша актриса Юлдуз Ражабова упала в обморок, спасибо врачам, что они ее быстро откачали. Это работа с массовкой, там, где актерам нужно было знать основы фехтования, приходилось всему учить.

– Говорят, что, несмотря на обилие трюков в фильме не было ни одного каскадера?

– Нет, что вы, в фильме очень много каскадеров. Но вместе с тем немало моментов, когда актеры брали инициативу в свои руки. Чаще всех отказывался от услуг каскадеров Йигитали Мамажонов – другой наш главный герой. И от этого фильм только выигрывал.

– В последнее время много говорят о том, что материально-техническая база «Узбеккино» не позволяет снимать фильмы с применением современных технических решений?

– Да, говорят, но иногда сильно утрированно. Кроме того, всегда из любой ситуации есть выход. Не секрет, что творческие люди не ограничиваются только тем, что им предоставляет работодатель, что-то приобретают сами, для выполнения каких-то работ прибегают к услугам третьих компаний.

Вместе с тем и на «Узбеккино» сейчас начинается модернизация. Уже разработано несколько вариантов реконструкции здания, ведутся работы по приобретению нового оборудования.

Одним словом возможности велики и они постоянно расширяются.

– Признайтесь, наблюдаете за реакцией зрителей?

– Конечно.

– И что вы заметили?

– Нашему зрителю нужно больше экшена, всевозможных современных спецэффектов.

– Будет ли у «Ойкиз эртаги» продолжение?

– Однозначно, нет.

 – Ну а похожие работы, ведь нужно же развивать это направление?

– Мне хочется чего-то нового, более сложного. Картина уровня «Ойкиз эртаги» – это уже пройденный этап.

– А что это будет? Над чем работаете?

– Сейчас работаю над коммерческими картинами. А вот что касается такой большой инновационной работы, как «Ойкиз эртаги», то я в раздумье. Как уже говорил, читаю сценарии, книги, смотрю зарубежные картины, фантазирую, и пока у меня нет сформировавшейся идеи, которую можно озвучить и предложить на рассмотрение худсовету «Узбеккино», но она скоро будет, есть несколько вариантов, которые должны дозреть.

– Расскажите об этих вариантах…

– Первая тема – это торговля людьми. Да, на эту тему сегодня ставят картины, спектакли многие режиссеры. Но мне попался очень интересный сюжет, история и у меня есть видение, как это воплотить на экране. Должен получиться фильм, не похожий на те, которые уже сняты на эту тему. Другой сценарий – это тоже сказка, фентези. В основе лежат легенды о нашем национальном герое Пахлавоне Махмуде. Здесь можно будет шагнуть вперед по техническим решениям.

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей