ru en
ВСЕ НА ВЫБОРЫ!
Asaka Bank
O`ZBEKISTON POCHTASI
1 USD = 3189.93  
1 EUR = 3434.89  
1 RUB = 49.72  
ru en
Главная / Культура / UT-эксперт: Почему некоторые виды народного прикла...

UT-эксперт: Почему некоторые виды народного прикладного искусства оказались на грани исчезновения?

Сегодня в век глобализации и промышленности, штучный товар ручной работы всегда в цене, а если он сделан по канонам традиционного прикладного искусства, то – еще дороже.

Однако, все ли то, что нам показывают на ставших традиционными выставках-ярмарках ремесленников, предлагают в арт-салонах и магазинах, нахваливая как «продукт народного промысла», является таковым?

Почему все чаще мы слышим призывы ученых о необходимости создания системы, которая позволяла бы четко и доступно для каждого идентифицировать – где традиционное, а где лишь стилизация или попытка подстроиться под востребованный бренд традиционной культуры? 

О том, что «не все то золото, что блестит» корреспонденту Uzbekistan Today рассказал академик, профессор, доктор искусствоведения, заведующий отделом изобразительного и прикладного искусства Института искусствознания Академии наук Республики  Узбекистана Акбар Абдуллаевич Хакимов.

– Полностью согласен с тем, что под вывеской «традиционное искусство» можно купить все, что угодно, а чтобы понять «что, есть, что» у рядового покупателя просто недостаточно знаний.

Как-то раз в Ичан-каъле меня привлекла вывеска «Центр возрождения традиционной хорезмской вышивка». Меня это удивило, поскольку в Хорезме не существовало своей традиционной ручной вышивки, и встал вопрос – а что же тогда «возрождают»  юные хивинские девушки, что же они там делают?

После разговора с менеджером проекта, выяснилось, что им предлагали вышивать на  наволочках узоры, созданные на основе репродукций из книги по декору средневековой архитектуры Герата. То есть, у них даже рисунок был не хорезмский, а афганский. Когда я стал интересоваться, как так получилось, оказалось, что эта мастерская принадлежит англичанину, который в традиционном искусстве абсолютно ничего не понимает и не разбирается, но отлично знает, что нужно туристам.

Конечно, это могло бы стать предметом публичной дискуссии, в результате корой дальнейшая судьба проекта была бы под большим вопросом. Но дело в том, что благодаря этому Центру небольшая группа девушке имеет неплохой заработок, то есть пусть в небольших масштабах, но проект решает вопросы социальной занятости населения. Это лишь один из проблемных аспектов  развития традиционной узбекской вышивки.

Но проблемы существует и в других отраслях традиционного народного искусства. Возьмем, к примеру, прославленную риштанскую школу керамики, имеющую хороший рыночный спрос.  В самом Риштане тоже уже давно все поняли и этот популярный бренд активно используют, все, кто хочет открыть свой бизнес. Конечно, благодаря этому имени, созданному во многом благодаря таланту истинных потомственных мастеров, сегодня эта керамика реализуется  относительно успешно.

 Но, вся ли керамика, которая сделана в Риштане, может называться традиционной риштанской керамикой?! Однозначно, нет. Там осталось всего два-три мастера, которые работают по исконно риштанской технологии, в том числе и известный на весь мир Шарафиддин Юсупов. Остальные работают по упрощённой, ускоренной технологии с применением современных легкодоступных материалов. Их продукцию никак нельзя назвать традиционной риштанской керамикой, потому, что это - просто керамическая посуда, сделанная в Риштане и имитирующая исконную эстетику голубой ферганской керамики.  

То, что сегодня происходит в прикладном искусстве – явления, сформированные под влиянием очень многих процессов современной жизни. И не всегда это – результат глобализации, интеграционных процессов, стремления мастеров в условиях рыночной экономики, – заработать.

 Опять же, обратимся к опыту Хорезма, но на этот раз к керамистам. В 50-х годах прошлого века, когда восстанавливали архитектурный памятник Таш-хаули, нужно было работать над реставрацией архитектурной керамики.

Созвали всех мастеров Хорезма, которые работали с керамикой - в большинстве случаев, это были те, кто делал посуду. В результате, стиль хорезмской традиционной керамики в корне изменился в негативную сторону.

На смену сочному живописному узору монументально звучащих растительных мотивов, пришел графичный стиль гирихового орнамента, то есть геометрического переплетения линий, которые были характерны для архитектурного декора, но не для стиля бытвой керамики Хорезма.

Однозначно, сегодня мы можем говорить о традиционной и профессиональной школе прикладного искусства – это преимущественно  дизайнеры, которые вдохновляясь традиционными и современными технологиями и мотивами, создают новое. При этом, совершенно не обязательно, что они обращаются исключительно к узбекским традиционным школам, они могут что-то взять и из других культур. Их работы также красивы и эстетичны, сделаны со вкусом.

Так, например, в Ташкенте работают последователи стиля известного керамиста Мухита Рахимова, заложившего основы нового направления в узбекской керамике – сын Акбар Рахимов и внук Алишер Рахимов, в Бухаре – это направление профессиональной керамики, основанное на интерпретации различных школ традиционной керамики Узбекистана, развивает  Абдувахид Каримов. Такого рода обращение дизайнеров к различным школам традиционного искусства есть и в других видах современного прикладного искусства. Разумеется, деятельность этих представителей профессионального сегмента прикладного искусства имеет  право на существование и развитие.

Вместе с тем, на рынок выходит много продукции мастеров-однодневок, которые сегодня делают так, завтра иначе. Зачастую их работы не отличаются высоким вкусом и качеством.  Юридически, все эти мастера имеют право работать и продавать свою продукцию. Но, в таком случае, сегодня очень остро встаёт вопрос идентификации произведений истинного традиционного искусства.

Этот критерий оценки нам необходим, прежде всего, для того, чтобы сохранить исконно традиционные школы. Для этого нужны определенные решения на государственном уровне. Это гораздо больше, чем налоговые льготы, сегодня у нас, кстати, все ремесленники освобождены от уплаты налогов.

Одним из мощных решений этого вопроса, я вижу в широкой просветительской работе через средства массовой информации. Причем нужно просвещать как самих ремесленников, так и общество.

У нас большинство ремесленников сами не ведают, что производят. Им нужно объяснять, при необходимости, создавать институты поощрения и сертификации их продукции на разных фестивалях традиционного искусства. К примеру, в Маргилане в сентябре 2015 года Представительство ЮНЕСКО в Узбекистане совместно с местными органами власти и Ассоциацией «Хунарманд» провела Фестиваль традиционного текстиля  «Атлас байрами». Тем, кто работает по исконно традиционным технологиям вручали «Знак качества ЮНЕСКО». А параллельно объясняли, почему вручается этим, а не другим.

В результате, у ремесленников появлялось понимание того, что ценится то, что произведено по технологии середины 19 века, а не по технологии середины 20 века. Ткани, произведенные по технологии середины 19 века, пользуются большим спросом не только в стране, но и за рубежом. Осознание всего этого будет способствовать исправлению ситуации. Однозначно, таких фестивалей должно быть больше, и они должны проводиться не только среди ткачей. Нужно на системной основе организовывать семинары для ремесленников, посвященных самым актуальным вопросам их творчества.

На проблемы просвещения должны обратить внимание абсолютно все, кто может повлиять на ход процессов.

Очень важно то, что показывают журналисты. К сожалению, я зачастую вижу, что ваши коллеги не вещи  называют своими именами. К примеру, идет репортаж в котором рассказывается о возрождении традиционных ремесел. А на картинке мы видим девушку, которая на самом деле занимается самодеятельным творчеством не очень высокого уровня. Такая подмена понятий, может быть и не осознанная, приводит к формированию неправильного общественного мнения.

Только когда люди начнут правильно ориентироваться что есть, что, все встанет на свои места. Безусловно, спрос найдет продукцию ремесленников, которые работают и по традиционным, и по современным технологиям.

К сожалению, пока нет уполномоченного государственного органа или ННО, которые бы занимались проблемами идентификации и определения художественного качества произведений традиционного прикладного искусства. Чем быстрее они у нас появятся, тем больше шансов сохранить аутентичное традиционное искусство. Те, кто работает по исконно традиционным технологиям нуждаются в большей государственной поддержке, поскольку их технологии наиболее трудоемки. Еще одна важная проблема, которая стимулирует творчество потомственных мастеров, это отсутствие государственных закупочных комиссий для отбора работ в музеи. Поэтому в наших музейных коллекциях и собраниях практически нет лучших произведений мастеров традиционного прикладного искусства, созданных в период Независимости. 

Таким образом, проблем в сфере традиционных ремесел немало, но общая позитивная динамика развития национального прикладного искусства, в основе которой лежит действенная и многосторонняя поддержка государства настраивает нас специалистов и ученых  на оптимистический лад.

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.

Подпишитесь на рассылку Будьте в курсе всех новостей